News
Лента
News
Понедельник
Июнь 24
USD
477.81
EUR
544.32
RUB
7.6
ME-USD
0.16
Вся лента

Если рассматривать «вклад» отдельных товарных групп в создание громадного отрицательного сальдо внешнеторгового оборота Армении, то львиная доля приходится на энергоносители (природный газ, бензин и дизельное топливо) и автомобили легковые.

К примеру, суммарный удельный вес указанных трех товарных групп в общем объеме импорта в I квартале текущего года достиг почти одной трети – 31,1%. Оставшаяся часть, более или менее равномерно, распределяется на другие - числом 1173 товарные группы.

На первый взгляд, мы фатально зависим от импорта этих товаров. Месторождений газа у нас вроде бы нет, как и нефти. Только, от случая к случаю, общественность будоражат сенсационными сообщениями о сказочных запасах нефти в недрах Армении. А где нефть, там и газ... Но, дальше сенсаций, реального ничего пока нет.

Объективность и незаменимость энергоносителей и автомобилей в том объеме, в котором они импортируются, в принципе можно оспорить. Во всяком случае, в какой то части объемов импорта энергоносителей, и автомобилей. К тому же импорт автомобильного топлива, а также части природного газа напрямую зависит от парка автомобилей в стране. 

Как и полагается, подавляющая часть парка легковых автомобилей приходится на «миллионную» столицу республики, со всеми вытекающими из этого факта негативными последствиями. Неоднократно отмечалось, что государство не столь эффективно регулирует импорт автомобилей, большинство из которых имеют многолетний срок эксплуатации.

Единственный барьер на пути ввоза автомобилей в республику - высокий уровень удержаний (НДС, плюс таможенная пошлина и таможенный сбор), составляющих 32%  от таможенной цены. К примеру, в I квартале текущего года эти платежи в среднем на 1 машину составили почти 1,2 млн. драмов (в эквиваленте – свыше $3 тыс.). Однако навар от купли-продажи автомобилей столь высок, что импортеры примиряются с уплатой этих сумм, составляющих почти треть таможенной стоимости автомобилей.

Легковых машин же в I квартале текущего года было ввезено почти 6,9 тыс. единиц. Правда, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года «поток» автомобилей в Армению заметно поиссяк: спад на 846 единиц, или же на 11%. Конъюнктурное ли это явление, или же проявляется новая тенденция, пока рано говорить. Не исключается, что первичный покупательский спрос на данном товарном рынке несколько замедлился, в связи со сравнительно высоким уровнем обеспеченности населения автомобилями.

Что касается спроса на замену, то не секрет, что владельцы автомобилей, из числа не особо зажиточных, «выжимают» из своих железных коней максимальные сроки эксплуатации. Поэтому на наших дорогах все еще встречаются допотопные автомобили полувековой давности, аналоги которых в развитых странах можно увидеть лишь в музеях истории автомобилизма. Между тем, чем больше физический износ автомобилей, тем больше они расходуют топлива, и тем больше требуют запчастей на ремонт.

В I квартале текущего года объем импорта природного газа в нашу страну возрос на 119,3 млн. кубических метров, или же на 18,0%. Учтем, что природный газ к нам поступает, помимо России, также из Ирана, причем доля последнего в общем объеме импортируемого природного газа, составлявшая в I квартале прошлого года 14,7%, в отчетном квартале возросла до 18,6%.

Иранский газ поставляется нам в обмен на выработанную из него электроэнергию, поэтому на дисбаланс во внешней торговле Армении не влияет. Иное дело российский газ.

В I  квартале текущего года поставки газа с северного направления возросли на 70,8 млн. кубических метров, или же на 12,5%. Отметим, что в стоимостном выражении прирост объема импорта российского природного газа был намного выше – 30,9%. Дело в том, что с увеличением физического объема поставок природного газа возросла и его цена: с $189 до $220 за 1 тыс. кубических метров. Для сравнения: цена «бартерного» газа из Ирана составляет $180 за тысячу «кубов». 

Добавим, что на тарифы для потребителей в Армении подорожание российского газа «пока что» не отразилось. Видимо, был люфт в розничной цене, позволивший погасить рост оптовой цены. Навряд ли коммерческая компания будет работать в ущерб своим интересам…    

Вполне очевидно, что приоритеты последнего десятилетия были сконструированы с уклоном в сторону интенсивного использования скорее природного газа, нежели электроэнергии. После разрушения системы газового хозяйства в Армении в начале 90-ых прошлого столетия последующая сплошная газификация республики (охват ныне - 94%) способствовала резкому росту потребления природного газа, а отсюда - и его импорта.

Электроэнергия у нас собственная, но имеются проблемы, связанные с сохранением уровня нашего уникального природного водоема – озера Севан. Химерические проекты 30-ых годов прошлого столетия нанесли непоправимый урон озеру, его уровень катастрофически снизился. Ныне отпуск воды для нужд мелиорации и выработки электроэнергии жестко регламентируется. Это, конечно, ограничивает возможности альтернативного использования сравнительно низкой по цене электроэнергии гидроэлектростанций.

Для сравнения: цена 1 кВт/час по ГЭС составляла всего лишь 1,2 драма, по Армянской АЭС – уже 4,5 драма, а вот по Разданской ТЭС - аж все 32 драма. Между тем, относительно высокие «розничные» тарифы электроэнергии (30 драмов за 1 кВт/час в дневное время, и 25 драмов - ночью) заметно снижают ее конкурентоспособность по сравнению с тем же природным газом.

Не случайно довольно большой контингент семей, из числа зажиточных, обзавелся бытовыми газовыми котлами, предпочитая их электрокаминам. Конечно, выгода от котлов связана и с обеспечением жилищ горячей водой.

Нет необходимости доказывать, что централизованное отопление и снабжение жилищ горячей водой гораздо дешевле по себестоимости, чем локально-индивидуальное, посредством индивидуальных газовых котлов.

Годы подряд немало денег (из иностранных грантов, разумеется), тратилось на пилотную программу обеспечения нескольких многоквартирных зданий в Ереване централизованным отоплением и горячей водой. Однако дело это заглохло, и победные реляции больше не озвучиваются. Причина провала проекта тривиальная - многие жильцы просто не в состоянии платить по счетам, из-за скудости семейного бюджета. Что поделать, бедность у нас носит тотальный характер... 

Население потребляет примерно одну треть поставляемого в Армению российского газа, две трети падает на энергетику и промышленные предприятия. Но сколько расходуется природного газа для отопления жилищ, неясно. Во всяком случае, величина должна быть внушительной…

Между тем «ножницы» между импортом и экспортом увеличиваются, несмотря на  опережающие темпы роста последнего. Так, если в 2000 году отрицательное сальдо во внешнеторговом обороте Армении составляло менее $0,6 млрд., то в 2011 году оно превзошло сумму в $2,8 млрд.

Проблема громадного отрицательного сальдо давно должна была вызывать тревогу соответствующих государственных ведомств. Однако, кроме обещаний наращивать экспорт и развивать импортозамещающие отрасли промышленности, практического эффекта не видно.

Признаемся, что экспорт в принципе развивается сам по себе, без помощи чиновников, а его диверсификация оставляет желать намного лучшего... Объемы продукции импортозамещающих отраслей скорее сокращаются, чем расширяются, каковой факт наблюдается по алкогольной и табачной отраслям, а также легкой промышленности.

В этих условиях довольно странным представляется индифферентное отношение правительства к импорту энергоносителей и легковых автомобилей, создающего довольно серьезные проблемы для нашей экономики…

К примеру, альтернатива личному автомобилю - общественный транспорт в столице республики, в таком состоянии, что не приходится удивляться повальному стремлению обзавестись собственной машиной.

 

Альберт Хачатрян

 

Распечатать