News
Лента
News
Четверг
Январь 27
USD
482.57
EUR
540.24
RUB
6.13
Вся лента


Историко-культурный заповедник Агарак находится к югу от горы Арагац, на берегу речушки Амберд (фоторепортаж). Если пересечь шоссе у одноименного села, то сразу же оказываешься в другом времени, как бы мгновенно преодолев громадную пропасть в десятки веков.

На первый взгляд, обычная для этой области местность. Одни лишь камни, скудная растительность… Даже деревьев нет. Только вдали, в неглубокой низине, поникла кроной плакучая ива, невесть какими судьбами очутившаяся здесь, в царстве теней прошлого... Материального «прошлого», ибо через несколько шагов встречаешь характерную для археологических раскопок аккуратно расчищенную от земли и растений территорию.  

На почти плоском рельефе, расположенном впритык к автомагистрали, выделяется возвышенность из туфа. Скорее, это невысокое плато, формой напоминающее расплывшуюся потоками на столе свечу. Сравнение точное, ибо сия локальная возвышенность представляет из себя не что иное, как верхние пласты застывшей в допотопные времена лавы. Туф сравнительно мягкий камень, и даже примитивными орудиями первобытных мастеров легко обрабатывался. В этом можно воочию удостовериться, осмотрев расчищенные археологами пласты туфа.

Там и сям, на пологих склонах скалы, разбросаны неглубокие ямочки, некоторые почти идеально круглые в горизонтальном сечении, рядом - выдолбленные в туфе прямоугольной формы внушительные ямы - давильни, колодцы, тоныры (национальный вид очага, используемый и поныне в армянских селах). На камнях немало вытесанных таинственных знаков. Сомнений нет, это дело рук древнего человека, который примитивными орудиями труда обработал камень…

Если подняться на несколько метров вверх, по гладким склонам туфового холма, на ровной площадке видны выдолбленные в камне узкие ниши, человеческие захоронения. Это старинный некрополь, по соседству с которым, на большой территории, разбросаны культовые и жилые строения различных исторических эпох.

Неторопливый обход заповедника вселяет удивительное чувство приобщения к культуре и жизни людей, поколениями обитавших здесь в течение долгих тысячелетий. Вполне понятно, что пробуждается интерес к этой местности, времени ее первого заселения и развития общины в последующие исторические эпохи. Для посетителей на территории размещены стенды, с соответствующими пояснениями.

Но, для более детальной информации, по возвращению из заповедника попросили рассказать о нем известного специалиста, директора Института археологии и этнографии НАН Армении Павла Аветисяна. 

Оказывается, многое относится к культурному слою так называемого Агарака-1, датируемого эпохой ранней бронзы, которая на территории Армении начинается с 3400 года до Р.Х. Хотя не исключается, если копнуть поглубже, то можно найти еще более древние следы обитания здесь человека. Так что это поселение «старше» великих египетских пирамид в Гизе...

Регулярные раскопки на территории заповедника начались более десятилетия назад, и после перерыва в 2008 году, исследования ныне продолжились, в основном из-за строительства новой автомагистрали «Север-Юг». О которой будет сказано далее...

Заповедник Агарак занимает огромную по нашим масштабам территорию – 118 гектаров, систематические раскопки велись пока что на указанном выше плато. На первых порах здесь обнаружена «улица», по обеим сторонам которой располагались круглые в плане дома, а также другие сооружения, уже прямоугольной формы. То есть налицо признаки наличия здесь в глубокой древности поселения, датируемого эпохой ранней бронзы.

Комплекс Агарак «многослойный», человек здесь жил и созидал в различные исторические эпохи. Так, обнаруженные многочисленные статуэтки, разные предметы быта относятся к эпохе  Шенгавитской, или Кура-Аракской, археологической культуры (2800-2600 годы до Р.Х.).

На южной стороне скалы были найдены артефакты уже урартского царского периода: характерное для последнего кувшинное захоронение (в котором нашли урартскую печать), погребальная ниша, керамические изделия VIII-VI вв. до Р.Х.

Расцвет Агарака пришелся на период с IV-III в. до Р. Х. по II-IV в. от Р.Х., когда поселок (а может, уже город...) был вовлечен, так сказать, в международную торговлю. Об этом, в частности, свидетельствуют находки в этой местности монет эллинистического и римского периода истории.

Интересная деталь – в некрополе, датируемом II-III вв. от Р.Х., то есть задолго до официального принятия Арменией христианства, как государственной религии, имеются и христианские захоронения, судя по ритуальным особенностям. Рядом соседствуют захоронения языческого типа. Вот такое мирное сосуществование религий...  

Пока что на огромной территории Агаракского заповедника далеко не все исследовано. К примеру, там обнаружены сохранившиеся фрагменты стены неизвестного огромного строения. Но конкретно что представляет из себя это сооружение, предстоит выяснить в будущем. Причина задержки раскопок, естественно, в нехватке средств.

По словам директора Института археологии и этнографии, систематическое финансирование учреждения началось с 2007 года, когда было выделено около 97 млн. драмов. Затем эта сумма последовательно повышалась, и в текущем году дошла до 270 млн. драмов. При этом фонд заработной платы персонала института составляет 111 млн. драмов, а остальные 159 млн. драмов выделены на исследовательские работы.

К сожалению, заповедник Агарак не включен в смету расходов, и некоторые работы там будут проводиться за счет средств строительства дороги «Север-Юг». Ранее раскопки и исследования в Агараке во многом зависели от внешних источников, финансового содействия частных фондов и государственных учреждений ряда государств, из которых можем выделить США, Францию и Германию. В этих случаях определенную часть расходов брала и наша страна, выделяя институту специальные средства из госбюджета.

Строительство указанной выше автомагистрали «Север-Юг» создало новые проблемы для археологов. Не исключается, что при прокладке новой трассы могут быть разрушены и безвозвратно потеряны многие памятники древности. Для прояснения этого вопроса с ноября текущего года Институтом археологии и этнографии проводятся специальные исследования. Есть и другая проблема...

Как и во всем мире, так и в Армении «охотников» за древностями, то есть тривиальных грабителей, порядочное количество. По словам Аветисяна, проблему усложняет тот факт, что многие памятники старины находятся на частных землях, и трудно выяснить, намеренно ли раскопали какой-то исторический памятник.

Скажем, собственник земельного участка «нашел» на своей территории предмет, имеющий историческое значение. Здесь уже понадобится помощь Шерлока Холмса, с его знаменитым дедуктивным методом, чтобы определить, специально ли охотились за этим предметом, или же собственник земли случайно наткнулся на памятник старины. При этом, естественно, основательно повредив кое-какие исторические слои, с памятником древности в придачу…

Но как узнать об этом, если самодеятельный археолог не заинтересован в разглашении своей находки? А такое нередко бывает, по вполне понятным мотивам. Встречается и прямо противоположная ситуация: нашедший какую-то редкую историческую вещь посещает Институт, с просьбой приобрести ее. А у организации такой статьи расходов в бюджете нет. Тогда разочарованный в своих надеждах посетитель уходит восвояси, на прощание заявив, что продаст находку иностранцам. А продать в принципе может...

Для этого не нужны ни конспирация, ни явочные квартиры, пароли и прочие атрибуты подпольной жизни. В принципе древние вещицы, если они размером поменьше знаменитого камня с клинописной надписью Аргишти I, можно без проблем реализовать на знаменитом ереванском Вернисаже. Который находится под боком у здания правительства. Да и упомянутый базальтовый камень царя Урарту приволокли бы сюда на распродажу, не будь этот раритет столь тяжелым и трудно транспортабельным.

Исторические памятники у нас имеются везде, и в великом множестве. Как говорят, Армения - музей под открытым небом. Вот это «открытое небо» и становится головной болью для археологов. По словам директора Института, не представляется возможным тотально все контролировать, нанимая для этого целую армию сторожей. Опять же средств не хватает для этого...

Есть, правда, вариант оплаты государством 50% от стоимости найденной вещи. Но, на вопрос, во сколько примерно оценивают редкости, специалист затруднился ответить. Ведь ценные (не в деньгах, а по историческому значению) вещи приобретает Государственный музей истории Армении, а не Институт археологии и этнографии.

В заключение же беседы Павел Аветисян счел нужным подчеркнуть важное значение полевых исследований. Если ныне, из-за нехватки финансовых средств, они не будут проводиться, то исторические памятники, находящиеся в зоне риска, будут безвозвратно потеряны для грядущих поколений. Деньги-то потом найдутся, а вот памятников не останется...

По словам специалиста, мы должны учесть тот факт, что историческая Армения – понятие гораздо более широкое, чем нынешняя территория нашей страны. Множество наших памятников старины находится на территории соседних стран, отдельные из которых абсолютно не заинтересованы в их сохранении. Даже наоборот, могут их уничтожить, или же попросту «присвоить» материальное наследие наших предков. А такое встречается сплошь и рядом!

Так что систематические археологические исследования на территории современной Армении имеют в определенном смысле стратегическое значение, для будущего нашей нации. Институт укомплектован квалифицированными кадрами, ротация персонала молодыми специалистами позволяет надеяться на успешное проведение таких работ и в будущем. Дело – за финансовыми средствами.

Альберт Хачатрян

P.S. Кстати, по мнению специалиста, после консервации памятника старины и благоустройства территории за его осмотр целесообразно взимать плату с туристов. Такие доходы пополнили бы фонд археологических исследований. В этом нет ничего экстраординарного, во многих странах такое практикуется. Да и у нас, в Гарни, вход на территорию храма платный.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն, English and Türkçe
Распечатать