News
Лента
News
Понедельник
Декабрь 18
Вся лента

Главный тренер ереванского «Арарата», легендарный футболист Аркадий Андреасян в беседе с корреспондентом Новости Армении -  News.am–  Верой Мартиросян рассказал, почему он решил вернуться в «Арарат», почему клуб хочет выступать в России, а также о нынешних проблемах армянского футбола.

Аркадий Георгиевич, предыдущий год был високосным и трудным для многих. Каким он был для Вас?

Год был трудным, но мы выполнили ту задачу, которая стояла перед нами.

Какую задачу?

Сделать армянскую команду. Думаю, это правильное направление. В чемпионате Армении играют очень много легионеров, от этого наш футбол не выигрывает. В Армении должны играть армянские футболисты. С моим приходом я проверил всех игроков и увидел, что легионеры  не соответствуют нужному уровню. Если не соответствуют, то лучше дать  шанс местным игрокам.

У нас есть хорошие футболисты, но они потеряли годы развития. Сейчас мы должны сделать все, чтобы у них быть прогресс. Не могу сказать, что это футболисты высокого класса, но достойные.

То есть Вы больше не будете работать с легионерами?

Скоро нашу команду пополнят несколько бразильских футболистов.

В таком случае это уже получается не армянская команда. Вы просто африканских  футболистов сменили на бразильцев.

Африканские футболисты очень трудолюбивые, но у них класс не тот. Может быть, в других командах и попадают хорошие кадры, но не у нас. Бразильцы перспективны. С ними не будем подписать  долгосрочные контакты. Понимаете, совсем без легионеров в собственном соку вариться тоже не очень легко.

Основная причина  ставки на бразильских футболистов это заиграть их в «Арарате» или же потом перепродать в другие клубы? Все знают, что в свое время футболиста сборной Армении Маркоса Пиззелли привезли именно Вы.

Это все взаимосвязано. У них уровень понятие футбола очень высокий, я ориентируюсь на них. Неспроста такие команды, как «Шахтер» и «Зенит», делают ставку на бразильцев.

Уже есть конкретные футболисты?

Нет, у нас будет человек там, который будет заниматься данным вопросом.

В «Арарате» нет селекционного отдела?

Нет. Пока что многого нет.  Нам нужно поднимать общий уровень футбола, начиная от элементарных вещей до медико-биологического обеспечения Нужные датчики для проверки пульса футболиста, километража. Во всем этом мы отстаем.

Ваше возвращение в «Арарат» было очень неожиданным. После того, как вы покинули клуб, Вы часто критиковали руководство «Арарата».

Я пришел и сказал им, что  если так будет продолжаться, вы ничего не добьетесь. Нужно сделать, так и вот так, чтобы добиться результата. Надо сделать так, чтобы улучшить дела клуба и заработать деньги. Как говорят русские,  время которое у нас есть- это деньги, которых у нас нет.

Все знают, что Вы очень принципиальный человек. Как после стольких размолвок, все же пришли к согласию?

Все руководство клуба взял в свои руки Вардан Срмакеш. Он пригласил меня в Швейцарию. Там мы все обговорили. Там также был и  Грач Каприелян. Они согласились с моими условиями.

Какие это условия?

Строить армянскую команду. Ставить цель  – побеждать.

Первая часть чемпионата позади. «Арарат» на последнем месте.

«Арарат» не на последнем месте, а на шестом (смеется).

Ну для Англии шестое место это здорово, но мы в Армении… Вы двигаетесь в правильном направлении?

У нас в команде были проблемы, которые мы должны были решиться.  Они свалились на меня. Я пришел, не зная куда, кто эти футболисты, кто протолкнул этих футболистов, которые столько не стоят. Сегодня я остался и работаю. Я взялся и считаю, другой бы не смог. Мы в армянском футболе не в том направлении идем. Здесь все смешалось. Половина клубов -легионеры. Если так будем продолжать, может и эти 6 команд прекратят существование. Надо чтобы наши армянские футболисты стали бороться. Мы без боя никому не проигрываем. Если будем тренироваться больше, будем побеждать. У меня был такой опыт, когда я пришел в  «Арарат». Многие  забыли, как в  1982 году Арарат шел на 14 месте. Я пришел и команда быстро поднялась на первое место. Даже я сам удивился этому. Все это говорит о том, что футболистов надо хорошо готовить. В конце мы заняли пятое место, но играли здорово. Тогда у нас все футболисты  были е армянские и мы выступали в чемпионате СССР.

Посмотрите, сейчас в каждой возрастном  турнире нужны около 300 футболистов, из которых 90 процентов идут в армию и только 10 остаются. После армии только 10 процентов опять хотят заниматься футболом. Надо начинать с этого.

Всего 6 команд… Где вместить столько футболистов?

То, что в Армении осталось всего 6 команд, этот вопрос не ко мне. Люди не хотят деньги вкладывать сюда.

Почему?

Потому что армянский футбол принадлежит одному человеку.

Есть впечатление, что для швейцарских бизнесменов «Арарат» второстепенный проект. Для них важен свой бизнес, а футбольный клуб, так, сбоку.

Было такое. Я уже сказал. Возможно, какое-то время они так и думали. Но я им сказал, что если необходимо добиться успеха, надо менять направление.

Раньше, говоря «владельцы «Арарата», в первую очередь подразумевали Грача Каприеляна. Сейчас Вы все время говорите о Вардане Срмакеше.

Каприелян отошел от дел. Они друзья, но может быть в бизнесе у них что-то поменялось.

Кто являются акционерами «Арарата»?

Они оба, я, Арсен Бегларян и еще кто-то.

Как я поняла, на весенний сезон вы не ставите перед собой цели бороться за медали?

Мы будем бороться в сезоне 2017-18. За этот текущий сезон мы поменяли человек 20.

Кроме легионеров еще и половина  команды ушла?

Были футболисты, которые хотели играть  в других командах. Есть футболисты, которые не хотят играть. Если футболист талантливый это одно дело, но когда таланта нет и есть большие амбиции, то таких футболистов легко отпускаем.

Если не ошибаюсь, в «Арарате» самые низкие зарплаты из всех клубов Армении.

Насколько мне известно, в «Пюнике» получают почти столько же.

А премиальные?

У них может быть больше чем у нас. Но у них играют лучше футболисты. А у нас играют те, кого уже оттуда отчислили.  Футболист не должен думать в первую очередь о деньгах. Надо хорошо работать. Деньги придут.

Помню, пару лет назад в интервью вы сказали, что футболист не может хорошо играть, когда  перед ним стоит вопрос о хлебе насущном.

Да, было такое. Но футболист должен думать, что если он будет хорошо играть, то и деньги появятся. А не наоборот, ты плати, а он будет играть так себе. Сейчас у наших футболистов  я вижу мотивацию. Они хотят доказать. Ушли в армию, вернулись с мотивацией.

Есть тренеры, которые не позволяют своим футболистам встречаться со своими женами перед матчами или пользоваться интернетом. У Вас есть подобные требования?

Всегда было, но сейчас пока нет. Футболист должен очень хорошо знать свой режим. За день-два он должен готовиться к игре.  Я еще тогда, в «Арарате», имел такие проблемы. Футболисты хотели прожить свою молодую жизнь, не лишать себя многих  благ и удовольствий. Но если ты выбрал этот путь, надо идти до конца. Нужно сделать так, чтобы и жена подстраивалась под его работу.

Вы сами все правила соблюдали?

Может, что-что и не соблюдали, но мы сами  знали, что нельзя ничего нарушать, особенно перед игрой.

Как я поняла, «Арарат» зимние сборы будет проводить в Армении?

Да.

А как с  погодными  условиями?

Будем играть в  залах, на искусственных полях. В этом плане федерация футбола помогла нам иметь такое поле.

Пару лет назад Вы говорили, что основная причина проблем «Арарата» - отсутствие детско-юношеской школы и  нормальной базы.

Сейчас лучше. Есть здание, где улучшились условия. Надо еще там построить хорошую кухню. Есть искусственное поле. Улучшения есть.

Сколько юношеских команд  у «Арарата»?

Команда есть у нас, школы нет. Но я пока до этого не дошел. Опять-таки, здесь стоит вопрос армии. Занимаются, а потом в армию. Школа работает вхолостую.  В сборных играют футболисты «Пюника» и «Бананца». Зачем тогда нужно иметь школу? Хотя признаю, она нужна.

А как решить эту проблему?

Нужно, чтобы молодым футболистам  давали освобождение или отсрочку от армии.

Тогда все будут заниматься футболом?

Клубные футболисты… 56 футболистов в год не пойдут в армию.

Это правда, что «Арарат» хочет выступать в Российской лиге?

Есть такое желание.Мы направили письмо в соответствующие органы. Хотим выступать в ФНЛ. Пока не могу сказать, почему так решили. И не знаю, как все сложится. Кроме того Газзаев  хочет создать объединений чемпионат. 

А как Вы оцениваете шансы армянских команд в других чемпионатах?

Сборная играет, но клубы, сами видите, вылетают от слабых команд. Ну не знаю, как…Как баскетболисты стали играть в российском чемпионате.

Но уже не играют.

Может интерес поднимется среди зрителей и это будет толчком, а то сейчас одни пустые стадионы.

У Вас большой опыт работы тренером, но также у вас был большой перерыв в карьере. Мир идет вперед, футбол прогрессирует. За это время Вы обучались новым навыкам?

Я получал лицензию, но здесь мне нечему учиться. Молодые приходят, говорят – вы по-старому работаете. Но главное- результат. Когда у нас в Союзе учились на тренера, в других  странах не было такой методики. Нам говорили, что надо у нас учиться. У нас школа была хорошая. К сожалению, сейчас в футболе мы от всех отстали. Надо, чтоб мы имели все, тогда не будем отставать.

Проблема в том, что все упирается в деньги?

В деньгах тоже. У нас нет советующей техники.

Почему Вы не участвовали в голосовании за лучшего тренера и футболиста?

Как я могу определить? Год закончился, но чемпионат - нет. Как можно дать оценку чемпионату, который еще не завершился? Надо было делать это голосование, когда закончился чемпионат.

Но ведь ФИФА тоже так проводит свое голосование?

Футбольный год начинается в августе и заканчивается следующим летом. Как нам считать результаты за половину сезона? Я не знал армянских команд хорошо. Летом был перерыв. После многие футболисты сменили клубы. Как мне оценивать их?

Вы были сторонником чемпионата в формате весна-осень?

Конечно. В Европе нет снега, нет проблем. В России тоже недовольны. Нам не надо было менять. Надо было начинать в марте и заканчивать в декабре.

Бывший футболист «Арарата» Сергей Авакимян в своем интервью назвал Вас “тираном”. Почему?

Я первым его снял. Он нечестным путем попал сюда. Когда я пришел в «Арарат», его пригласили в сборную.  Его устроили в «Арарат», потом Сукиасян его устроил в  сборную, чтобы  его трансферная цена поднялась. Потом я заметил, что он не любит работать и не того уровня футболист. Я таких как он футболистов много видел. Если он игрок сборной, почему его опять не позвали? А чем он сейчас занимается? Он свои деньги от клуба получил. Если я плохой, то почему Сукиасян его вновь  не вызвал в сборную?

Как Вы реагируете на то, что Вас говорят, что у Вас сложный характер? 

У меня правильный характер. Я, когда с человеком работаю, люблю, чтобы футболист выполнял свои задачи. Когда мне футболист говорит« мне удобно играть на позиции центрального защитника». Я впервые услышал  «мне удобно». Его пригласили как крайнего защитника, потом он болел, потом колено болело, потом еще что-то. Я требовательный к футболистам, работе…

К себе тоже?

Да, когда был футболистом,  прежде чем тренер мне что-то говорил, начинал уже делать это.

Почему Вы не любите общаться с прессой?

Да, не люблю. Они любят трактовать все, как им выгодно. Почти все журналисты кому-то подчиняются.

Лучшим тренером года был признан Раньери. Вы согласны с этим?

Мне кажется, лучшим должен быть тот тренер, который выиграл Лигу Чемпионов.

А как на счет вечного спора – превзошел ли Месси Марадону и Пеле? Кто король футбола?

Король футбола пока что  Пеле. Стать чемпионом мира в 17 лет, забить больше 1000 мячей  это большой результат.

Вы как футболист и тренер имели достаточно богатую карьеру. Есть еще неосуществившаяся футбольная мечта?

Мечты нет, но я в армянском футболе. Думаю, на уровне Армении я еще могу  что-то сделать. Мне скоро 70. Многие люди столько не живут. Бог тал такую возможность. У меня были свои причины опять вернуться в футбол. Сделать то, что не удалось раньше.  Я не знаю, почему решили дать мне такую возможность – вновь вернуться в футбол. Я уже был пенсии.  Но раз уж дали, значит нужно это сделать.

Что сами себе пожелаете в этом новом году?

Как и все люди, сам себе желаю счастливого года.  В моей жизни уже ничего не изменится, а в футболе надо работать и стремиться, чтобы «Арарат», наш бренд, помогал нашим болельщикам чувствовать, что  есть такая команда и чтобы меня не забывали.

Вера Мартиросян

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Читать также:
Все
Самое
Partner news