News
Лента
News
Четверг
Ноябрь 22
Вся лента


Тысячи беженцев-армян из Азербайджана были вынуждены покинуть свои дома, часто без вещей и денег, и искать убежища на родине. Часть смогла устроиться в Армении, часть была вынуждена искать лучшей доли в других странах. Но некоторые – вероятно, самые уязвимые – продолжают ютиться в общежитиях. В Ереване несколько таких общежитий. Корреспонденты Новости Армении – NEWS.am посетили одно из них и побеседовали с жителями (фоторепортаж).

В одном из самых пыльных, грязных и экологически неблагополучных районов Еревана расположены общежития, в которых уже много лет живут семьи беженцев из Азербайджана и семьи из Армении, не имеющие крыши над головой. Это столичный район Шенгавит. Здания общежитий расположены практически между несколькими предприятиями повышенной опасности - ТЭЦ, завод «Наирит», завод «Чистого железа», Шинный завод. Большая часть к настоящему времени бездействует. 

После непродолжительных поисков водитель останавливает такси перед четырехэтажным зданием. К входу в здание ведут несколько обломанных ступеней, входных дверей нет в помине. Надписи на стенах сообщают, в доме живут или когда-то жили Лиана и Ашот. Чахлые цветы в крошечном палисаднике свидетельствуют о попытке как-то облагородить пейзаж.

Госпожа Карине приехала с мужем и двумя маленькими детьми из Баку в 1988 г. «Когда начались армянские погромы, мы бросили все и приехали. Не было возможности что-то здесь купить, поначалу даже тарелки нам давали соседи. Мы боялись разбить, не знали, как вернуть», - рассказывает госпожа Карине. Бежать семье из Баку помогли знакомые-азербайджанцы, отмечает Карине.

В Ереване она поступила социальным работником в организацию «Миссия Армения». Здание, где поселились беженцы, неоднократно посещали представители разных международных организаций, однако пока ситуация не улучшилась. «Люди сомневаются, что действительно из международных организаций никто не помог – вероятно, беженцам не дошло», - говорит госпожа Карине.

Зданию несколько лет назад была присвоена четвертая степень аварийности. Жильцам стали давать квартиры. Идея хорошая, только выяснилось, что дают квартиры куда меньше, чем может поместиться семья. 20 семей оказались против предложенных вариантов. «Всего было 5 таких зданий. Два расселили и снесли. Жильцы домов, которым стали предоставлять квартиры в первую очередь, получили лучшее жилье. Нам же пытаются дать непонятно что, лишь бы отделаться», - отмечает Карине.

В здании 70 семей, из них 17 семей беженцев из Азербайджана. Раньше здание было на балансе Шинного завода, теперь оно подведомственно мэрии Еревана. Построено в конце 50-х годов, и с тех пор ни разу не ремонтировалось. Угол здания укреплен железными скобами, чтобы не развалился.

Однако попытка предложить беженцам маленькие квартиры это еще не самое страшное. В ряде других случаев речь об аморальной попытке нажиться на чужой беде.

Марина тоже приехала из Баку в 1988 г. Работала на Шинном заводе, от него же получила комнату в общежитии. Комнату Марины приватизировали незнакомые ей люди в ее отсутствие, пока женщина ездила к сыну в Россию. «Представить это сложно. В кадастре выяснилось, что некий Айк Асатрян приватизировал комнату и перепродал ее Мураду Хлгатяну», - рассказывает женщина. Состоит ли он в каких-то «деловых» отношениях с Асатряном, или, как и она сама, стал жертвой махинаций, Марине не известно. Известно только, что в окрестностях общежития Хлгатян ни разу не появлялся. Единственное, что удалось выяснить Марине в этой мрачной истории, что господин Асатрян трудится в мэрии. «Уже сколько времени мы ходим по судам», - жалуется Марина. Странность состоит и в том, что часть коммунальных оплат у Марины принимают (за электричество), другую часть не принимают (за вывоз мусора). «В чем причина, не знаю», - признает Марина. Фокус в том, что поскольку дом планируется расселить, его жильцы получат квартиры. И вместо беженки Марины на жилплощадь будет претендовать некий Мурад Хлгатян. Дело осложняет то обстоятельство, что Марина письменным армянским не владеет. И так же поступили с еще дюжиной семей, часть их семьи беженцев из Азербайджана.  Судебные процессы идут третий год. И что интересно, суды всех инстанций дружно отклоняли требования потерпевших. Сейчас государство взяло дело в свои руки, и беженцы очень надеются, что справедливость наконец восторжествует.

Марина не трудоустроена, пенсионный возраст еще не подошел, вот и получается, что женщина перебивается периодической работой, чтобы не умереть от голода, а тут еще проблемы с жилплощадью. «Раньше хоть международные организации помогали. Сейчас помощи нет ниоткуда. Сын помогать не может. Он и сам снимает квартиру. Думала, если тут у меня жилье будет, вернется сын в Армению», - глаза Марины наполняются слезами.

Людмила тоже из Баку. Женщина на собственные средства превратила одну из своих комнат в кухню, отремонтировала (по мере возможности) ванную. Она инвалид третьей группы и пользоваться общими «удобствами» не может по состоянию здоровья. «В один «прекрасный» день узнаю, что наш комендант (прежний) продал эти комнаты – кухню одним, туалет другим», - рассказывает Людмила. Покупателей, как не сложно догадаться, в общежитии в глаза не видели. В отличие от других оказавшихся в аналогичной ситуации, Людмила предпочла не судиться. «Нет ни сил, ни денег», - пояснила Людмила. По факту, Людмила может пользоваться ванной и кухней, а вот квартиру при расселении получит человек, не имеющий ни малейшего отношения к трагедии беженцев. «Сыну 36 лет. Чтобы как-то заработать, уехал в Россию. Женить его не могу. Не может же жить молодая семья в такой каморке», - сетует Людмила. «Полный беспредел: «Кто что хочет, то и делает. И почему жилье получит кто-то, а не мой сын?».  

Как будто в утешение прямо над дверью комнаты Людмилы пара ласточек свила гнездо и высиживает потомство. Правда, подлетать к гнезду под объективом фотоаппарата пугливые ласточки не отважились.

Небольшая экскурсия по зданию усилила первоначальное удручающее впечатление. Мрачные узкие душные коридоры, облупленные стены, торчащие из них трубы, отсутствие электрического освещения, запах обеда. Туалет здесь общий (исключение составляют семьи, которые на свои средства оборудовали собственные уборные). Это большая комната с каменными стенами с азиатской уборной в углу. Половина стекол отсутствует, а оставшееся частично занавешено черной женской сорочкой. Воду берут из раковины тут же. Хорошие новости – за воду из туалета жильцы не платят. Мыться в туалете в принципе невозможно из-за неработающего трапа, так что купаться приходится в бане. Думается, что если бы в каком-то уголовно-исполнительном учреждении международными организациями был обнаружен подобный туалет, в отношении Армении были бы немедленно применены санкции за бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Но ведь беженцы – не заключенные.

Перила на лестнице частично отсутствуют. Под ней мусорная свалка, наводящая на мысль об эпидемии какого-нибудь страшного заболевания. Тыльная сторона здания выглядит так, что буквально лишает дара речи. Из лопнувшей трубы примерно на уровне второго этажа вот уже несколько лет, днем и ночью, летом и зимой, течет вода. Часть стены вода вымыла, и продолжает расшатывать основание здания.

Люди прожили в таких условиях 30 лет. Вырастили детей, женили, и все ждали помощи от государства. Они все еще надеются на справедливость. И долг государства – хоть с опозданием, но оправдать надежды.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Partner news