News
Лента
News
Суббота
Октябрь 31
USD
493.6
EUR
576.08
RUB
6.24
ME-USD
0.01
Вся лента


Для достижения успеха в войне мало боеспособной армии. Об этом на встрече с экспертами по теме урегулирования карабахского вопроса заявил второй президент Армении Роберт Кочарян.

«Иметь боеспособную армию для начала широкомасштабной войны важно только в первый месяц. Через две недели все специалисты скажут: мы должны понять, у нас есть боеспособный резерв, у нас достаточно оружия, боеприпасов для пополнения, и в зависимости от интенсивности войны, мы должны понять, на каком уровне находится мобилизация страны с точки зрения управляемости. Война может длиться долго, может продлиться месяцы, может продлиться годы.

Сейчас борьба с короновирусом показала, что не существует управляемости мобилизационным ресурсом. У тебя может быть боеспособная армия, и эта боеспособная армия существует и создавалась на протяжении долгих лет, ей уделялось большое внимание всех властей. И очень хорошо, что политические лица еще не в армии и еще не нанесли вреда своей деятельностью. Армия еще осталась под влиянием профессиональных кругов. Но повторяю, мы должны смотреть на безопасность в более широком контексте. Потом мы должны правильно угадать, какие процессы происходят, куда идет наш мир, правильные наши шаги или нет. Возможно, я приведу такую параллель. Об этом сейчас мало говорят.

Залогом нашего успеха в Карабахе была не только борьба народа, не только готовность сражаться, погибнуть на поле боя, но и три важнейших обстоятельства: мы раньше, чем Азербайджан поняли, что Советский Союз разваливается. Об этом сейчас не говорят, может, это не было темой для обсуждения политологов, но мы поняли раньше. Например, я уже в конце 88-го года задавал себе вопрос, как будет развалиться СССР, что мы будем делать? В середине 89 мы уже задавали друг другу вопрос о том, что произойдет с распадом Советского Союза. В Карабахе был размещен огромный контингент внутренних войск, работали против нас, но и не давали места широкомасштабным конфликтам. Наших ребят ловили, сдавали Азербайджану. Что мы сделали? Мы начали просто прилагать все усилия, кроме митингов, забастовок, на создание отрядов. Я тратил на это больше времени с начала, половины 88-го года, чем на видимую политическую деятельность.

В то же время Азербайджан надеялся, что руками внутренних войск нас уничтожат, нас подавят, нам навяжут желаемые ими решения. В какой-то мере они сделали это в рамках известной операции «Кольцо» на севере Шаумяна, на юге Гадрута, но когда СССР развалился, выяснилось, что у нас есть боеспособные, приобретшие определенный опыт отряды, у Азербайджана нет. Это сыграло решающую роль.

Второе обстоятельство: мы на год раньше, чем Азербайджан, сконцентрировали власть в Карабахе. Август 92 года, Комитет государственной обороны сконцентрировал власть в одном пункте, мы перешли к мобилизационному управлению.

Азербайджан вошел в эту ситуацию в сентябре 93 года примерно после того, как Алиев с помощью своего авторитета вернулся, и потребовалось несколько месяцев, чтобы он сумел собрать все в свои руки, за это время все освобожденные территории были под нашим контролем.

И третье: мы первыми перешли от отрядов к созданию единой армии. Началась эта широкомасштабная деятельность еще с августа 92 года, очень резко. Азербайджан начал это еще на год позже. Мы были быстрее во всех этих вопросах, они отстали.

И мы, по сути, в ресурсном плане, будучи намного слабее, решили такой вопрос, шанс на который нации получают раз в 100 лет, может раз в 1000 лет. Это тот шанс, что ты можешь потерять все или можешь осуществить свою мечту. Сейчас мы это сделали, сделали, потому что в нужное время определились.

Сейчас время, мир также входит в довольно сложный процесс, и здесь тоже нужна проактивная политика. Сегодня в Армении есть этот интеллектуальный потенциал или нет, что вы видите? Сейчас вы видите проактивные шаги, которыми мы пытаемся продвинуться вперед, правильно сориентироваться, не оказаться в ловушках, возможно, имея определенный риск, но в разумных пределах продвигать наши национальные интересы, я не вижу, если вы видите, скажите. Эта часть, которую я рассказал о Карабахе, как она осталась вне научных кругов, осталась вне экспертных кругов, ко всему этому прибавилась и воля народа. Но если бы мы не приняли эти решения в свое время, не приняли бы этих ориентиров, то большой вопрос, чем бы все это закончилось. И с этой точки зрения элита Карабаха правильно определилась, руководство движения. Речь идет не только обо мне, речь идет о группе людей», - сказал он. По словам Кочаряна, если Армения как государство ослабнет, если как государство не станет фактором, то армия не сможет долго сохранять свою боеспособность.

«Эти два фактора могут усилиться только подпитывая друг друга, если у тебя продолжится эмиграция, ты не сможешь стать фактором, вступив в конфликт с Азербайджаном, где население другое, потому что долгая война, в конце концов, становится войной ресурсов, мы должны это осознать. Короткая война может быть вопросом боеспособности, мобилизационной управляемости, но долгая война становится войной ресурсов. Ты не можешь иметь эти ресурсы, если твои ресурсы переживают регресс», - сказал Кочарян.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն and English
Распечатать
Самое
Фоторепортажи