News
Лента
News
Суббота
Январь 22
USD
482.12
EUR
546.68
RUB
6.3
Вся лента

В мире усиливается фактор неопределенности, повышается конфликтность в международных отношениях. Оформляются  новые центры влияния. Все это может привести к распаду существующих союзов и блоков (как минимум к внутренним кризисам), а также появлению новых. Нам надо очень бдительно и внимательно подходить к этим процессам, так как самим будет необходимо определяться и делать выбор. Бдительность необходима для понимания того, насколько некоторые процессы стимулируются за счет нас и против нас.

Недавно описал ситуацию при которой два государства-члена ОДКБ и ЕАЭС – Казахстан и Киргизия, в рамках Стамбульского саммита тюркских государств, присоединились к таким политическим оценкам и инициативам, которые противоречат национальным интересам Армении. На днях в рамках принятого в Ашхабаде документа «Ашхабадский консенсус 2021» к ним присоединился другой член ОДКБ – Таджикистан. Понятно, что не приходится говорить о сплоченности в ОДКБ.

Кстати, из «Ашхабадского консенсуса 2021» становится ясно, что к поздравлениям народу Азербайджана присоединился также Иран, участвоваший в саммите Организации экономического сотрудничества на уровне Президента страны. Последние события также показывают, что в отношениях Ирана и Азербайджана начинает восстанавливаться диалог и взаимопонимание. Там же в Ашхабаде был подписан контракт между Азербайджаном, Ираном и Туркменситаном о новых механизмах поставок газа. В отличие от Стамбульской декларации, в Ашхабадском консенсусе нет упоминания о так называемом Зангезурском коридоре, но есть констатация важности действующих транспортных коридоров, в частности, Исламабад-Тегеран-Стамбул. Думаю, компромиссом неупоминания Зангезурского коридора в Ашхабадском документе между Ираном и Азербайджаном стал призыв к участникам организации делать инвестиции на так называемых освобожденных территориях Азербайджана, чего нет в Стамбульской декларации.

Очевидно, что Азербайджан самым последовательным и агрессивным образом продвигает свою собственную повестку дня относительно региональных отношений, превращая при этом многих в своих союзников и партнеров.

А тем временем, США организуют саммит демократий 2021, на который не приглашают своих партнеров по НАТО – Турцию и Венгрию, последняя также член ЕС. Представляю внутренний характер отношений этих организаций, изначальной целью создания и существования которых являлась защита демократических ценностей и основных прав и свобод человека. На этот же саммит не приглашены Россия, Китай, Белоруссия и страны Средней Азии - члены ЕАЭС и ОДКБ, а также Азербайджан, Иран. Но приглашена Армения. Примечательно, что из ОДКБ и ЕАЭС только Армению приглашают присоединиться к глобальному демократическому клубу. Думаю, также  не осталось незамеченным и то как Армения устами секретаря Совета безопасности акцентировала свое участие в саммите.

Интересно с какой повесткой дня и какими оценками Армения будет участвовать в этом саммите. Например, будем ли мы на нем говорить об авторитарном режиме в Азербайджане, о том как эта страна развязала 44-дневную войну и нарушает территориальную целостность суверенной Армении, как Азербайджан игнорирует право народов на самоопределение, о том как это государство нарушает международное право и все гуманитарные нормы в отношении армянских пленных, о том в каком плачевном состоянии в этой стране находится ситуация с основными правами и свободами человека, в том числе и СМИ. Сможем ли мы добиться от саммита призыва к Азербайджану немедленно освободить всех пленных. Или мы будем говорить об «успехах» борьбы с коррупцией в собственной стране, о том как «успешно» прошли вторые за три года внеочередные выборы в стране, о старом «недемократическом режиме» и о новой региональной демократической звезде, в которую првератился бастион демократии.

Не пригласив на саммит многие государства, по сути США оценили их как имеющие проблемы с демократией. Очевидно, что он направлен на создание новой глобальной площадки для критики и в определенной степени изоляции от так называемого цивилизованного демократического мира России и Китая. Будем ли мы готовы отказаться от присоединения к подобным оценкам и призывам более внимательно относиться к ситуации с демократией и правами человека в России, Китае, Белоруссии, странах Средней Азии, Иране в случае если таковые будут оформлены в виде заявлений или деклараций по итогам саммита.

 Многие могут относиться к сказанному как к искусственной проблеме. Но давайте не забывать, что буквально после саммита демократий в Брюсселе состоится саммит ЕС-Восточное партнерство, но уже с участием Азербайджана и повестка дня будет более региональной. С чем мы пойдем на этот саммит: сможем ли мы добиться от участников саммита и в первую очередь ЕС заявления об осуждении агрессии со стороны Азербайджана в отношении Армении, о требовании немедленно освободить всех армянских военнопленных в Баку. Ведь мы едем на этот саммит в ожидании большого пакета финансовой поддержки в 2.6 млрд евро, а Азербайджан изначально не расчитывал получить от ЕС какого-либо существенного пакета. 

Очевидно, что мы не слышим пока таких же крупномасштабных обещаний от России. Они могли бы прозвучать во время несостоявшейся двухсторонней встречи Премьеров Армении и России на полях саммита ЕАЭС в Ереване в ноябре, они не прозвучали также по итогам армяно-российской двухсторонней встречи в Сочи. Неизвестно какие есть долгосрочные договоренности с Россией по поставкам газа на 2022 год.

Развитие ситуации в регионе уже делает отчетливым основные стремления глобальных игроков и их механизмы воздействия на ситуацию. Нужно адекватно дать себе отчёт в том, что все преимущества, которые некоторые стороны получили по итогам 44-дневной войны относительные, временные. Это относится и к Азербайджану, и к России, и к Турции.

США и ЕС пытаются не допустить нарастания и укрепления новых российских преимуществ. Азербайджан, помня опыт предыдущих долгих лет статус-кто после перемирия 1994 года, пытается полученные успехи превратить в окончательный результат. А это значит достичь мирного соглашения с Арменией, провести делимитацию и демаркацию границ и открыть выгодные для себя коммуникации. Алиев прекрасно понимает, что если этот процесс затянется ещё на несколько месяцев, то он может стать долгоиграющим. Ему нужны быстрые решения, в первую очередь для внутренней аудитории, где уже появляется определенная напряженность.

России это также выгодно, так как она сможет спокойно работать с двумя закавказскими партнёрами, закрепиться на полученных выгодных позициях. Россия понимает также, что если процесс затянется, то игра уже может пойти не по её правилам. Ведь очевидно, что после определённого шока, который переживали американцы и европейцы после мгновенного появления российских миротворцев в Арцахе, они уже приходят в себя и пытаются стать полноправными участниками процесса.

России необходимо нейтрализовать стремления западных игроков, хотя бы временно, прийти к быстрым решениям и поэтому она интенсивно подключает к региональной игре Турцию и Иран и говорит, что вопросы Южного Кавказа мы можем решать сами в рамках новой формулы 3+3. В то же время в России приходят к пониманию, что позиционирование конструктивного посредника между Арменией и Азербайджаном приводит к тому, что Азербайджан становится все агрессивнее в своих желаниях и стремлениях. А это создает проблемы уже для самой России, так как возникают сомнения в ее эффективности как военно-политического союзника и в ее способности сохранить сплоченность того же ОДКБ. А эти обстоятельства становятся благоприятной почвой для наращивания антироссийских настроений в Армении.

Американцы и европейцы же говорят, что не будет всеобъемлющего решения и прочного мира в регионе пока не решится вопрос с статусом Арцаха и поэтому интенсивно пытаются реанимировать Минскую группу ОБСЕ.  

Армения же, которая весь последний год после окончания войны, работавшая в основном русле российской ориентации, сейчас оказалась на развилке. Она вновь оказалась в том месте где пересекаются два разных течения. И вновь встаёт вопрос партнёрства - честного и взаимовыгодного, где основным опять становится фактор доверия. Одно надо помнить - даже “революционная ценность” властей Армении не стала той гарантией от запада и востока на то, что авторитарный Азербайджан не развяжет войну против бастиона демократии - Армении. Точно также и сейчас.

Нам в любом случае нужно определиться в своих приоритетах.

Предстоящие годы должны стать временем наведения элементарного порядка в собственном доме, восстановления управляемости государством. Мы должны нарастить мускулы. Нам необходимо устранить все факторы, которые вызывают общественно-политическое напряжение. Должно быть понимание, что многие наши проблемы самим в одиночку будет очень трудно решить и поэтому необходимо вести себя так, чтобы другим хотелось нам помочь, а не использовать. Философия предстоящих работ должна заключаться в том, чтобы мы не стали бы обузой для наших партнеров. В тоже время мы не должны комплексовать своим нынешним положением, размерами и возможностями.

Приоритетом номер один на данный момент является безопасность страны. Нам надо четко и прагматично осознать механизмы защиты государственной границы на новых участках, в том числе во взаимодействии с российскими силовиками. Реформа вооруженных сил должна учитывать объективные условия развития государства и стать объединяющей идеей для всего общества. У нас должны появиться самые компактные, высокотехнологичные и здоровые по духу вооруженные силы в регионе. Первоочередной задачей должно быть создание безупречной системы противоздушной обороны нового типа, над нами должен появиться надежный щит. Мы должны стремиться к тому, чтобы у нас размещались самые передовые достижения в этой области.

Предстоит инвентаризировать все механизмы, которые могут быть запущены по двусторонним и многосторонним международным договорам по вопросам оказания военной и военно-технической помощи, оценить эффективность их работы или наоборот их бесполезность, найти новые оптимальные решения, адаптировать их к современным условиям и требованиям, обсудить их с партнерами.

Мы должны продумать систему мер и предложений по которым Армения можест стать своеобразным научно-производственным кластером для России по линии военно-промышленного комплекса. Реальная кооперация в этом направлении обеспечит значительный уровень военно-технической самодостаточности вооруженных сил Армении, а также вооруженных формирований России в Армении, понизит объемы экспортных поставок и тем самым транспортную зависимость от прихотей соседей. В этом контексте можно детально изучить опыт такого сотрудничества между США и Израилем.

Необходимо по новому наладить контрраздовательную деятельность специальных служб. Даже при благоприятных для нас решениях по вопросам армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений в регионе могут и будут развиваться такие геополитические процессы, которые будут оказывать непосредственное влияние на нашу страну. Мы всегда должны быть на чеку. Мы сами должны владеть информацией и начать снабжать ею партнеров, не быть только объектом изучения. Нам надо интенсивно готовить специалистов с знанием всех основных региональных языков. Это важное направление работы для которого у нас есть большой потенциал. 

Именно в контексте обеспечения национальной безопасности необходимо определить новую повестку дня в международных отношениях. Нам не надо доказывать миру нашу демократичность, нам надо показать миру, что в 21 веке есть государства, которые продвигают свои амбиции на основе религиозной идентичности, например, Турция и Азербайджан. В этом смысле предстоит найти новые механизмы взаимодействия государствва, омбудсмена и представителей диаспоры. Разбирательства в международных судебных инстанциях – должны стать оптимальной платформой для такого сотрудничества.

Нам надо показывать, что мы не отказались от своих национальных идей и стремлений, в том числе по вопросу Арцаха, нам надо будет вновь доказать, что мы надежные партнеры, чего и ожидаем от других. Мы сами должны инициировать неприятные обсуждения со своими партнерами по ряду международных организаций. Это только укрепит их, а если нет, то внесет необходимую ясность и определенность в отношениях.

Мы теряем один из уникальных своих ресурсов для внешней работы – лоббистские возможности.  Укрепить, восстановить и создать новые – вот формула на предстоящие годы.

Мы должны стремиться быть открытым или транзитным государством, в том числе и в плане коммуникаций, но решения должны быть взаимовыгодными. В географии Север-Юг наша новая формула может заключаться в соединении экономик персидского залива с экономиками черноморского бассейна. Например, продумать перспективу соединения панарабской железной дороги (Оман, Эмираты, Саудовская Аравия, Кувейт) через Ирак и Иран с новыми и старыми транспортными коммуникациями Армении. Армения объективно может стать мостом между арабским миром и ЕАЭС.

Есть реальные возможности по сотрудничеству в области газа с Ираном и Туркменистаном. Мы должны максимально активно привлекать Иран к экономическому развитию южных регионов Армении, в частности, Сюника, создавая совместные предприятия и другие формы кооперации.

Мы должны сделать своими единомышленниками международные финансовые и экономические организации, которые объективно и адекватно могут оценить преимущества и результаты всех потенциальных коммуникаций, а потом и стать участниками их реализации.

Мы должны остановить губительный для страны рост государственного долга. Уже очевидно, что экономика нашей страны не генерирует столько средств и ресурсов, которые смогут безболезненно обслуживать государственный долг страны. Мы должны избежать потенциальной опасности оказаться в ситуации экономического дефолта, который окончательно оформит нашу уже и финансовую зависимость от внешнего мира.

Это лишь часть самых важных дел. Но как по ним, так и по другим должен состояться общенациональный консенсус.

Армен Геворкян

Председатель Комиссии по региональным вопросам и вопросам Евразийской интеграции НС РА

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Читать также:
Все
АРФД Швеции: Нормализация армяно-турецких отношений не монополия властей Армении
От властей Армении требуется безотлагательно представить…
Никол Пашинян принял Тойво Клаара
Сложившаяся в регионе Южного Кавказа вследствие 44-дневной войны ситуация…
Администрация президента Азербайджана: Зангезурский коридор объединит весь тюркский мир
Мир уже принял эту новую реальность…
Сейран Оганян: Теоретически Шуши и Гадрут можно вернуть
Сегодня никто не может сказать, по каким картам будет осуществляться демаркация и делимитация...
Глава МИД Армении принял спецпредставителя ЕС по вопросам Южного Кавказа
Собеседники обменялись мнениями относительно шагов по повышению уровня безопасности и стабильности…
Экс-глава Минобороны Армении: Так называемый зеркальный отвод войск - бессмысленный разговор
Если речь о нашем участке, на который проник противник, то он односторонне должен отвести свои войска…