News
Лента
News
Четверг
Июнь 30
USD
408.31
EUR
429.75
RUB
7.83
Вся лента

Мировые лидеры снова соревнуются за господство в космическом пространстве. Но есть одно большое отличие: в то время как США и Советский Союз согласовали общий свод правил в Организации Объединенных Наций, на этот раз ведущие мировые сверхдержавы не могут даже договориться об основных принципах управления космической деятельностью следующего поколения, пишет Bloomberg.

Отсутствие сотрудничества между США и Китаем в области освоения космоса особенно опасно в эпоху, когда космос становится все более тесным. Миллиардеры, такие как Илон Маск и Джефф Безос, наряду с развивающимися рынками, такими как Руанда и Филиппины, запускают все больше и больше спутников, чтобы преодолеть цифровой разрыв и изучить коммерческие возможности.

Ставки становятся еще выше, когда речь идет о США и Китае, которые возводят экономические барьеры во имя национальной безопасности, поскольку идеологические разногласия расширяются из-за пандемии, политических репрессий, а теперь и войны в Украине. Их неспособность сотрудничать в космосе чревата не только гонкой вооружений, но и столкновениями из-за потенциальной добычи ресурсов на сотни миллиардов долларов на Луне и в других местах.

«Нас на Западе больше заботит то, кто устанавливает правила поведения, особенно доступ к ресурсам», — сказал Малкольм Дэвис, бывший чиновник министерства обороны Австралии, который сейчас изучает космическую политику в Австралийском институте стратегической политики в Канберре.

«Самый большой риск заключается в том, что у вас есть два противоположных набора правил», — сказал он. «У вас может быть китайская компания на Луне в 2030-х годах, претендующая на территорию с ресурсами на ней, точно так же, как китайцы заявили права на все Южно-Китайское море».

Геополитика космоса, которая когда-то была границей, объединявшей соперников на благо человечества, теперь отражает конкуренцию на Земле, в которой США и их союзники противостоят Китаю и России. И так же, как Пекин и Москва обвинили американские военные союзы в Европе и Азии в разжигании напряженности вокруг Украины и Тайваня, китайские государственные СМИ предупредили, что теперь США хотят создать «космический НАТО».

В центре спора находится подготовленный США Artemis Accords, не имеющий обязательной юридической силы набор принципов, регулирующих деятельность на Луне, Марсе и за его пределами. Инициатива, которая, по словам НАСА, основана на Договоре о космосе 1967 года, составляет основу усилий космического агентства по отправке астронавтов на Луну в этом десятилетии и запуску добычи полезных лунных элементов.

На данный момент 19 стран согласились поддержать соглашения, в том числе четыре — Румыния, Колумбия, Бахрейн и Сингапур.

Китай и Россия возглавили оппозицию соглашениям, пообещав расширить космическое сотрудничество в начале февраля в рамках «безграничного» партнерства, когда Путин посетил президента Си Цзиньпина в Пекине незадолго до начала войны. Они совместно продвигают альтернативный проект на Луне, который, по их словам, открыт для всех других стран - Международная лунная исследовательская станция.

Одной из основных проблем Китая с Соглашением Артемиды является положение, позволяющее странам обозначать области Луны как «зоны безопасности» — области,  которых другим следует избегать. Для американцев и их партнеров по Artemis эксклюзивные зоны — это способ выполнить обязательства по Договору о космосе, который требует от стран избегать «вредного вмешательства» в космос.

Однако для Китая зоны безопасности — это плохо замаскированный захват земель в нарушение международного права. Пекин хочет, чтобы любые нормотворческие вопросы решались в ООН.

У Китая есть все основания с подозрением относиться к усилиям США в космосе. Американское законодательство, впервые принятое в 2011 году, запрещает НАСА в большинстве случаев взаимодействовать с его китайским коллегой, а США заблокировали участие Китая в Международной космической станции — шаг, который просто побудил Пекин построить свою собственную.

«Китай был исключен из этого порядка, и теперь он идет своим путем», — сказал Линкольн Хайнс, доцент Военно-воздушного колледжа США, изучавший китайскую космическую программу. «Это поднимает вопрос о том, можете ли вы иметь последовательную систему правил в космосе, когда у вас есть два разных видения порядка и нет никакого сотрудничества».

Китай стремительно движется к цели Си — сравняться с возможностями США в космосе. Китай стал первой страной, отправившей зонд на обратную сторону Луны в 2019 году, а в прошлом году он стал лишь второй страной после США, отправившей марсоход на Марс.

10 марта Китай запустил ракету «Великий поход» из южной островной провинции Хайнань, чтобы доставить груз на орбитальный космический корабль «Тяньгун», строительство которого Пекин планирует завершить в этом году, что сделает Китай единственной страной, имеющей собственную космическую станцию.

«Исследовать огромный космос, развивать космическую промышленность и превратить Китай в космическую державу — это наша вечная мечта», — сказал Си во вступлении к официальному документу о космической программе Китая, опубликованному в январе, в котором говорится, что Китай планирует запустить роботизированную лунную станцию. К 2030 году Китай может впервые отправить астронавтов на Луну, заявил в то время государственным СМИ главный конструктор первого китайского лунного зонда Е Пейцзянь.

«Китай очень хочет, чтобы его считали НАСА будущего», — сказала Мишель Хэнлон, содиректор Центра воздушного и космического права в Университете Миссисипи и главный редактор журнала космического права. «Он хочет быть этим лидером. Китай чувствует, что пришло время Китая».

«Луна в игре», — сказал Стивен Фриланд, заместитель председателя рабочей группы по правовым аспектам использования космических ресурсов Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Фриланд  ожидает, что к концу десятилетия начнутся попытки добычи ресурсов с лунной поверхности.

В отличие от Земли, на Луне может содержаться большое количество гелия-3, изотопа, потенциально полезного в качестве альтернативы урану для атомных электростанций, поскольку он не радиоактивный. Китайские государственные СМИ в 2019 году сообщили, что Луну «иногда называют Персидским заливом Солнечной системы», а эксперты полагают, что 5000 тонн угля можно заменить примерно тремя столовыми ложками гелия-3.

Хотя еще нет доказательств того, что гелий-3 может делать то, о чем заявляют ускорители, китайские исследователи уже ищут этот элемент в лунных породах, доставленных на Землю в конце 2020 года одной из лунных миссий Китая. Луна также может оказаться ценным источником воды, взятой из льда на лунных полюсах, для производства ракетного топлива, которое могло бы обеспечить полеты на Марс и в другие места Солнечной системы.

На данный момент США, похоже, лидируют в привлечении наций к своей интерпретации правил работы в космосе. По мере того, как к «Соглашению Артемиды» присоединяются новые стороны, Китай все еще ждет, что еще один лидер, помимо Путина, объединится на Международной лунной исследовательской станции.

Китайские государственные СМИ сообщили в марте, что ведутся переговоры с Европейским космическим агентством, Таиландом, Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией об участии в конкурирующей лунной базе.

Хотя Китаю не нужен российский опыт, долгосрочные стратегические расчеты Си означают, что Пекин вряд ли откажется от Москвы в попытке привлечь больше потенциальных партнеров.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Фоторепортажи