News
Лента
News
Пятница
Декабрь 02
USD
395.53
EUR
393.43
RUB
6.42
Вся лента

Каков интерес Великобритании в Украине? Почему Лондон вбрасывает оружие и оборудование в эту страну, несмотря на то, что государственный бюджет напряжен до предела, а собственные вооруженные силы уже много лет испытывают нехватку денег, людей и снаряжения? Этими вопросами задается обозреватель Daily Mail Питер Хитченс.

«Если бы мы были настоящим открытым обществом, то, конечно, этот вопрос задавался бы постоянно. Но это не так. Поэтому я задаю его сейчас, когда война в Украине угрожает воспламенить всю Европу и уже приблизила нас к реальной ядерной войне, как никогда ранее.

Я спрашиваю как британский патриот, чьей главной заботой, прежде всего, является «безопасность, честь и благосостояние этого королевства» (как гласит старый Военный устав).

Я не стану уклоняться от необходимой борьбы или бросать союзника. Но почему мы разжигаем эту войну вместо того, чтобы попытаться установить мир?

Когда-то это была совершенно нормальная британская точка зрения. Маргарет Тэтчер (бывший премьер-министр Великобритании – ред.) была далеко не в восторге от украинского национализма.

9 июня 1990 года госпожа Тэтчер (тогда еще находившаяся у власти) выступала перед украинским областным собранием в Киеве.

Она бодро отмахнулась от вопроса об открытии британского посольства в этом городе. Это, объяснила она, было так же вероятно, как если бы Великобритания открыла посольство в Калифорнии или Квебеке.

«Я вижу, вы пытаетесь вовлечь меня в свою политику! - отругала она своего собеседника, добавив: - Посольства есть только у стран, которые имеют полный национальный статус. Поэтому у нас есть дипломатические отношения с Советским Союзом, с Соединенными Штатами, с Канадой, с Австралией.  У нас нет посольств для Калифорнии, для Квебека, для штатов Австралии».

Когда-то и американцы держались в стороне от этого.

1 августа 1991 года президент Джордж Буш выступил с речью, которая позже стала известна как «Киевская речь цыпленка» (среди американских ястребов).

Буш не был заинтересован в независимой Украине. Он сказал тогда еще советскому марионеточному парламенту Украины: «Я пришел сюда, чтобы сказать вам: Мы поддерживаем борьбу в этой великой стране за демократию и экономические реформы. В Москве я изложил наш подход. Мы будем поддерживать тех в центре и республиках, кто стремится к свободе, демократии и экономической свободе».

Но когда он использовал фразу «эта великая страна», он говорил о Советском Союзе, а не об Украине.

Он ожидал (и хотел), чтобы СССР продолжал существовать. Во время своего визита он отказался встретиться с борцами за независимость Украины.

Восхваляя реформы советского лидера Михаила Горбачева, он предостерег от независимости, если она приведет лишь к смене далекого деспота на местного, предполагая, что именно такого исхода он и опасался.

Западные демократии хотели получить реформированную, свободную версию старого Советского Союза.

Они не ожидали и не рассчитывали на взрыв национализма в регионе, и им не очень нравилось, как он выглядит. Только после того, как СССР развалился на куски в 1991 году, немыслимое стало неостановимым.

Но некоторые лица в американской политике хотели зайти еще дальше. Они боялись, что Россия однажды снова поднимется и бросит вызов американской мощи.

Пол Вулфовиц, также один из авторов иракской катастрофы, разработал политику уменьшения и унижения России еще в 1992 году, задолго до того, как кто-то услышал о Владимире Путине.

Хотя эта политика нашла сторонников в Пентагоне и других ведомствах, многие другие, от блестящего дипломата-ветерана холодной войны Джорджа Кеннана до верховного мастера циничной дипломатии Генри Киссинджера, выступили против политики расширения НАТО.

Кеннан пророчески сказал в 1998 году (когда Путин был малоизвестным политиком), что «я думаю, что это начало новой холодной войны».

Он предупредил: «Я думаю, что русские постепенно отреагируют весьма негативно, и это повлияет на их политику. Я думаю, что это трагическая ошибка».

Он сказал, что это оскорбление для начинающих демократов России, заявив: "Мы поворачиваемся спиной к тем самым людям, которые совершили величайшую в истории бескровную революцию, чтобы устранить советский режим". Так оно и было.

Видные российские либералы, такие как Егор Гайдар, умоляли влиятельных западных друзей оспорить политику расширения НАТО. 

Но производство оружия приносит большие деньги, а проведение военной политики - большую славу, поэтому она продолжалась, набирая скорость и усиливая российских националистов и антидемократов.

Затем в 2008 году Джордж Буш-младший, жалкая пародия на своего отца-ветерана войны, предложил Украине вступить в НАТО.

Это был, вероятно, тот момент, когда конфликт стал неизбежным. Выдающийся американский неоконсерватор Роберт Каган хорошо сформулировал этот вопрос: «Хотя было бы непристойно обвинять США в бесчеловечном нападении Путина на Украину, настаивать на том, что вторжение было совершенно неспровоцированным, неверно».

Смысл всего этого в том, что нынешняя политика воинственной и фактически военной поддержки Украины - очень старая и очень спорная политика.

Есть серьезные аргументы против нее, выдвинутые серьезными патриотически настроенными людьми на Западе. Однако их редко кто слышит. Почти так же важно, что здесь просто нет прямого британского интереса, хотя этот факт никогда не обсуждается.

У нас очень мало торговых, политических или культурных связей с Украиной (или с Россией, если на то пошло).

У нас нет территориального конфликта с Россией. Ни разу со времен давней Крымской войны, которая сейчас признается большинством людей как бесполезная глупость, которая ничего не дала, британские вооруженные силы не были активны в этом регионе», - пишет, в частности, автор статьи.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Самое