News
Лента
News
Среда
Февраль 21
Вся лента

В азербайджанской тюрьме находятся десятки армян, которых арестовали или взяли в плен после войны 2020 года в Карабахе. Почему азербайджанские правозащитники не защищают армян? От чего зависит их возвращение? На эти и другие вопросы мы постарались ответить в этом тексте, пишет BBC.

Сколько армян в азербайджанских тюрьмах, точно неизвестно.  Среди них есть военные (в азербайджанских СМИ их часто называют террористами), гражданские, а также члены руководства непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. 

Предполагается, что самое тяжелое положение у военнопленных. Армянские правозащитники говорят, что многие из военных погибли в плену. Кроме того, в Армении не верят, что в Азербайджане находится только 33 армянских военнослужащих. По армянским данным, на весну 2023 года их больше 100.

Юрист Сирануш Саргсян, которая занимается защитой прав пленных, говорит, что официальный Баку на сегодня признал 55 человек, которые содержатся в Азербайджане: среди них как военные, так и гражданские лица, а также члены руководства непризнанной Нагорно-Карабахской Республики.

По ее словам, есть «еще 80 пленников, официально не признанных Азербайджаном, которые стали жертвами насильственных исчезновений», и их судьбой никто не занимается.

На вопрос BBC, сколько в Азербайджане удерживается армян, не ответили ни Генпрокуратура страны, ни Министерство иностранных дел.

Армянский МИД и омбудсмен также не ответили на наши запросы. Международный Комитет Красного Креста в своем ответе отказался уточнять цифры.

Кто защитит права армян?

В Азербайджане в защиту прав задержанных армян могли бы встать местные правозащитники. Но тут не все так просто.

Азербайджанские правозащитники, обычно готовые защищать права сограждан, похоже, стараются не вмешиваться в процессы над армянами.

Правозащитник Эльдар Зейналов говорит, что к этим арестантам у него отношение «нейтрально-отстраненное».

«Возле них и без правозащитников не протолкнуться от разного рода наблюдателей. И, кроме того, получение информации правозащитником только тогда имеет смысл, когда ею можно воспользоваться для критики, кампании защиты, но особый статус этих армян делает это невозможным».

Под «особым статусом» Зейналов имеет в виду тех, кого обвинили именно в военных преступлениях и преступлениях против человечности.

По его словам, азербайджанским правозащитникам сегодня заниматься защитой армян в целом мешает политизированность самого процесса. «Любая информация, которая может послужить для обвинения другой (армянской) стороны, будет гарантированно раздута», — считает он.

Например, говорит Зейналов, если организовать для пленника ежедневные визиты врача, то это будет поводом для политизации: «С противоположной стороны будет вой — наш пленник на грани смерти, в плохом состоянии, к нему каждый день ходят врачи: то ли помогают, то ли хотят убить. Куда смотрят международные организации! Куплены нашими врагами!»

Сам Эльдар Зейналов в период первой войны в Карабахе защищал права пленных. По его словам, этим вопросом с 1994 года почти монопольно занимаются власти Азербайджана и Армении, а также Красный Крест. «Им наши советы и замечания неинтересны, а порой как нож острый», — говорит он.

Правозащитник отмечает, что, в отличие от МККК, его коллегам в стране куда труднее противостоять необоснованным обвинениям, и именно потому они наблюдают за процессом со стороны.

Проблемы с правосудием и состояние пленных

Недавно в интервью BBC другой азербайджанский правозащитник и политэмигрант Ариф Юнус говорил, что в теме сепаратистов азербайджанские правозащитники часто боятся не только государства, но и общественного мнения, и по этой причине не хотели защищать, например, талышских сепаратистов. Это было даже в тех случаях, когда международные правозащитники били тревогу.

В Азербайджане проблемы с правосудием отмечаются международными организациями уже много лет. Когда нарушают права азербайджанцев, общественность в это верит и даже обсуждает. Но с темой прав армян этого не происходит.

Например, летом в Баку общественность возмущалась, когда журналисты показывали кадры из горной деревни Союдлу, которую после экологического протеста местных фермеров держала в блокаде полиция.

Одновременно шла блокада Карабаха, но в нее (по крайней мере, публично) не верили ни азербайджанская оппозиция, ни правозащитники.

Местные активисты регулярно создают списки политзаключенных, в которых больше сотни имен, а некоторые из правозащитников и сами прошли через тюрьмы. Они вскрывали множество случаев пыток и убийств заключенных. Но не армян.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch еще спустя 4 месяца после войны написала, как в Азербайджане пытали армянских пленных, и призвала власти страны разобраться в этих случаях.

BBC также расследовала случаи убийства армянских военнопленных непосредственно во время войны и в последующих столкновениях на границе двух стран.

Сегодня состояние здоровья армянских солдат в азербайджанских тюрьмах мониторит только Международный Комитет Красного Креста. В МККК Би-би-си сообщили, что результатами этих наблюдений и своими рекомендациями они согласно собственной процедуре могут делиться только с властями удерживающей стороны.

BBC попыталась поговорить с адвокатами армянских солдат, которых судили в Азербайджане. Но ни с одним из девяти адвокатов связаться на момент публикации не удалось.

Живущие в Нидерландах Ариф и Лейла Юнусы — одни из немногих азербайджанских правозащитников, кто следит за процессами над армянскими солдатами в Азербайджане.

По их данным, суды над военнопленными проходят с нарушениями. В частности, у пленных нет возможности связываться с родственниками, а сами процессы проходят в закрытом режиме, и журналисты не могут узнать, что происходит в зале суда.

В то же время в МККК уверяют, что регулярно посещают армянских задержанных, в том числе для поддержания их связи с родными. Те могут общаться через телефонные звонки, письма и предзаписанные видео.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Самое