На борту самолета Ту-154, упавшего в Черное моря, в числе 84 пассажиров находился также солист ансамбля им.Александрова, звезда мюзикла «Призрак оперы» Оганес Георгиян. Воспоминаниями о нем поделился заслуженный артист России певец Владимир Огнев.

«С Оганесом и еще одним солистом Ансамбля Гришей Осиповым я познакомился в Москве около десяти лет назад, — рассказал Огнев в беседе в ТАСС, - Не могу поверить, что их нет, все надеюсь на чудо».

По словам певца, у Оганеса Георгияна был тенор — уникальный высокий голос, его коронным номером была ария Тонио из оперы Гаэтано Доницетти «Дочь полка». «Это сложная ария, там девять верхних до, ее мало кто может исполнить — публика ревела от восторга», — вспоминает Владимир Огнев.

По словам друга, Оганес был и великолепным педагогом, отлично разбирался в вокале и мог любое выступление разложить по полочкам, пояснить, что не так, над чем надо поработать. «А в жизни… Оганес пошутить любил, у него всегда глаза улыбались».

 «Оганес - это, конечно, наше солнышко. Тенор, любящий жизнь и юмор.  Воспоминания о них только светлые и даже шуточные. У Оганеса было не много волос на голове, и однажды на концерт он надел парик. И кто-то из наших ребят этот парик с него снял, когда он кланялся. Оганес, конечно, заметил, но уже не мог ничего поделать. После этого сначала обижался, а потом долго смеялся вместе со всеми», - вспоминает Огнев в беседе с «Комсомольской правдой». 

Как пишет Life, инженер-механик по образованию, он обладал невероятно сильным голосом. Ценители оперы даже называли Георгияна «русским Паваротти». Он любил сцену, как саму жизнь. Но больше жизни Оганес любил свою семью. С женой Татьяной тогда ещё молодой певец познакомился в московском ансамбле  «Серенада». Дочь основателя коллектива Сурена Лачинова — завидная невеста с тёмными, как смоль, непослушными волосами, влюбилась в начинающего, но одного из выдающихся солистов, словно булгаковская Маргарита в своего Мастера — молниеносно. Оба заядлые романтики, как пушкинские Татьяна и Владимир Ленский, партии которого не раз исполнял Оганес. Именно в жизни жены он сыграл главную роль, отыскав однажды её сводного брата. « Это случилось в 2008 году, Оганес написал мне в "Одноклассниках". Короткое сообщение: "Мы, наверное, с вами родственники". Таня Суреновна действительно была моей сводной сестрой, — вспоминает 75-летний Рубен Лачинов. — Оганес хорошо знал нашего отца. Он рассказывал мне: «Сурен Николаевич очень любил Таню, но не говорил о вас. А когда она сама узнала, дома был большой скандал. Поймите, для Тани папа был Богом, она не смела спорить». Оганес боготворил мою сестру. Писал мне: «Она такой порядочный, тепличный человек, не приспособленный к жизни в этом мире». Он помог и мне: нашёл архивы моего деда, которые я позже использовал в написании книги о моём роде. Передал Тане мои контакты, теперь мы общаемся. Но жаль, что Оганеса больше нет с нами»