В этом году исполняется 30 лет многим знаковым событиям в истории независимой Армении. Несмотря на небольшую, по историческим меркам, временную удаленность, сейчас о событиях тех лет далеко не все имеют правильное представление. О фактах и документах – в интервью первого омбудсмена Армении, правозащитника Ларисы Алавердян в интервью Новости Армении – NEWS.am.

Как началась интернационализация нагорно-карабахского конфликта?

2022 год особый год в истории независимой Армении. Именно в 1992 г Армения  стала страной-участником Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, преобразованное впоследствии в ОБСЕ. С него началось вхождение Армении в международное сообщество. Хотя процесс суверенизации и приобретения независимости начался с 1990 г., однако Армения, как и другие республики бывшего СССР – кроме Балтийских стран – еще не были членами международного сообщества, не были членами ООН, не были участниками СБСЕ, также как и не были участниками или членами иных международных  межправительственных организаций. Единственное, что произошло до 1992 г – в конце декабря 1991г. Армения вместе с некоторыми другими бывшими союзными республиками начала процесс присоединения к СНГ, учрежденного   в начале декабря Белоруссией, Россией и Украиной. Ометим, что присутствовавший на встрече глав государств-участников встречи в Алма-Ате Азербайджан ( в лице А. Муталлибова) не присоединился к СНГ. (Это имело место лишь в сентябре 1993 г., после государственного военного переворота, когда свергли всенародно избранного президента А. Алиева (Эльчибея) и власть захватил Г. Алиев).  Балтийские страны не вошли в СНГ; они были признаны членами международного сообщества уже в сентябре 1991 г.

В январе 1992 г.  Армения и Азербайджан пригласили в регион миссию СБСЕ , которая в феврале побывала в Армении, Азербайджане и НКР. Сама история формирования СБСЕ стоит особого внимания. Мало кто помнит, что организация была создана по инициативе Советского Союза. Именно СССР и другие страны Варшавского договора в начале 70-х  предложили,  заключить такой договор, участниками которого были бы страны как Западной,  так и Восточной Европы, а также Канада и США, т.е.,  два противоположных  на тот момент лагеря (социалистический и капиталистический), поскольку  считалось, что настал конец «холодной войны». В течение двух лет (1973-1975 гг.) в результате обсуждений был сформулирован и принят Хельсинский Заключительный Акт (ХЗА), который сыграл значительную роль в институциональном развитии СБСЕ. Целью ХЗА являлось закрепление, спустя 30 лет после окончания второй мировой войны, границ и  территорий тех государств, которые к этому времени разрешили имевшиеся если не споры, то «шероховатости», и закрепление достигнутой к этому времени разрядки международной напряженности. Когда мы говорим об СБСЕ (с 1995 г. ОБСЕ) и ООН, необходимо различать позиции этих организаций относительно принципа /права народов на самоопределение. В документах ООН самоопределение народов является ПРАВОМ, в то время как в ХЗА оно трактуется как один из десяти ПРИНЦИПОВ, что в дальнейшем сыграет свою, проистекающую из политических интересов членов ОБСЕ, роль. Забегая вперед, отметим, что на Лиссабонском саммите ОБСЕ (1996 г., декабрь) были предложены три принципа для урегулирования «карабахского конфликта», предварительно согласованные с руководителями Армении и  Азербайджана, согласно которым Нагорный Карабах (не НКР!) может самоопределяться внутри Азербайджана, а не быть независимым от него, каковым он уже являлся!  И все это «обосновывалось» «принципом территориальной целостности». Руководитель Азербайджана все эти годы утверждая, что «для международного сообщества принцип территориальной целостности важнее принципа права народов на самоопределение», ссылается именно на эту, так и непринятую резолюцию.  Она не была принята в связи с несогласием Армении, использовавшей свое право вето.( Это объяснялось не изменением позиции, а напряженной ситуацией в стране, связанной с общеизвестным фактом нелегитимности «избрания» первого президента на второй срок, дестабилизацией обстановки и угрозой силового подавления властями  недовольства народа.)  Отказ Армении  вызвал понятное недоумение всех остальных членов и руководства ОБСЕ, поскольку все предыдущие годы руководство Армении во главе с Л.Тер-Петросяном выдвигало именно такую, согласованную с Азербайджаном модель «разрешения» конфликта. И  от этой позиции, как стало ясно из дальнейших событий, никогда не отступали ни первый президент, ни  верхушка АОД.

Возвращаясь к 1992 г. напомним, что в ответ на обращение Армении и Азербайджана к  Совету Министров СБСЕ в конце января 1992 г. было принято решение о направлении в регион специальной миссии , которой предписывалось   изучить проблему на месте и представить отчет о ситуации в Нагорном Карабахе.Уже 28 февраля 1992 г. был представлен отчет миссии, и в тот же день Комитет Старших Должностных Лиц (КСДЛ)  СБСЕ принял решение, в котором дважды, в пп. 1 и 2, говорится о «конфликте в зоне Нагорного Карабаха Азербайджанской республики». Так появилась  формулировка, согласно которой национально-освободительное движение армянства против геноцидного Азербайджана  квалифицировалось как конфликт  между Арменией и  Азербайджаном по поводу  Нагорного Карабаха, или по советской терминологии - «конфликт  вокруг Нагорного Карабаха».

Все  попытки руководства НКР, а также многочисленных экспертов доказать международному сообществу, что полное искажение сути происходящего в регионе напрямую угрожает праву армянского населения жить и созидать в местах своего исторически непрерывного проживания,  а также безупречные международно-правовые основы независимости НКР от Азербайджана, как единственной возможности избежать геноцида с его стороны   наталкивались на эту формулировку, отражающую позицию официального Еревана, но противоречащую реалиям и явно игнорирующую  национальные интересы и,  угрожающую существованию армянского государства, нации, а также  безопасности региона.

Итак, интернационализация карабахского конфликта  началась с  совершенно искаженной точки зрения, а именно, с подачи армянского руководства СБСЕ накануне вхождения бывших советских республик в ООН рассматривал все, что происходило в регионе, как конфликт между Азербайджаном и Арменией, «претендующей» на часть территории другого независимого (через пару дней) государства.

Я в это время была экспертом Специальной Комиссии по вопросам Арцаха Верховного Совета Армении, и этот документ оказался также в нашей Комиссии. По этому поводу я сделала выступление по радио, по предложению секретаря Совета Безопасности Армении составила текст, отражающий основные угрозы этой формулировки и ее полному противоречию реалиям, правовым и фактическим. Все члены Комиссия также были убеждены, что такое начало полностью искажает суть происходящего и заранее предопределяет статус НКР, в то время как именно это должно было стать предметом рассмотрения и обсуждения в рамках СБСЕ. Более того, была надежда, что в отличие от горбачевской Москвы международная организация оценит безупречность международно-правовой и  внутригосударственной легальности (законности) образования НКР.    .

Однако первый президент Армении устами небезызвестного Ж. Липаритяна не согласился с этим, и посему вышеприведенное, абсолютно предвзятые мнение и  позиция, видимо, уже давно укоренившаяся у верхушки АОД, и стали катастрофически искажающим суть вопроса началом, т.н., интернационализации карабахского конфликта.

Действующие власти периодически озвучивают упреки в адрес второго президента о «выводе Карабаха» из переговорного процесса. Насколько обоснованы подобные заявления? И насколько обоснованы заявления о признании Арменией территориальной целостности Азербайджана?

Это вообще отдельная история. С недавних пор очень многие стали пользоваться «устным народным творчеством» даже в вопросах, требующих серьезного обсуждения и предполагающие минимальное знакомство с реальными событиями и документами. Есть четкая дата – начало апреля 1997 г, когда президентом был еще Л. Тер-Петросян, – когда состоялась последняя встреча с участием представителей НКР за единым столом. Все остальные «мнения» являются досужими разговорами с целью введения в заблуждение широкой общественности страны и всего мирового армянства. Логика вывода Карабаха из прямых трехсторонних контактов, (но не из переговорного процесса) проистекала из начальной позиции АОД, вернее, ее партийной верхушки, и противоречила общенародному движению, истоками которого было  Карабахское движение. Одним из самых важных последствий трансформации Карабахского движения в АОД стало преобразование конституционного требования воссоединения НКАО с Арменией в движение  против коррупции, за демократию, против тоталитаризма, превратившееся в скором времени в борьбу за выход из СССР. Такие движения в 1989 г. развернулись во всех (кроме среднеазиатских) союзных республиках. Уже с сентября того же года партийными лидерами АОД и созданными ими общественных организаций были озвучены идеи о том, что в демократических республиках будет положен конец дискриминации по национальному признаку, вследствие чего потеряет смысл требование выхода НКАО из состава Азербайджана. Эта искусственная «идея» и стала неизменным основополагающим тезисом для пришедшей к власти в августе 1990-го . команды АОД  и лично первого президента.

Что касается абсолютно абсурдного заявления верных последователей АОД о «признании» территориальной целостности Азербайджана, то это - ЛОЖЬ, призванная оправдать  последовательную политику отказа от ответственности за последствия идеологии и действий пришедшей к власти в 2018 г. команды, ЛОЖЬ во спасение  обслуживающей турко-азербайджанские национальные интересы власти. Что на самом деле имело место в начале 90-х? В 1991г. ВС РА ратифицировал Договор о присоединении к СНГ. Подписанный Л.Тер-Петросяном документ содержал пункт о взаимном признании присоединившимися республиками «существующих» границ. А. Муталибов, как президент Азербайджана, не подписал этот документ, т.е., Азербайджан в 1991г. не вошел в СНГ. Поэтому ратификация этого договора не может означать признания границ Азербайджана - государства, не являющегося его    участником.  Азербайджан присоединился к договору о создании СНГ лишь в сентябре 1993 г.  после переворота, когда сместили избранного президента Эльчибея и власть захватил Гейдар Алиев. Именно он в сентябре 1993г.подписал упомянутый договор, т.е., Азербайджан стал членом СНГ лишь спустя почти два года после его ратификации ВС РА.

Обратимся также к обязательствам Армении по другим ратифицированным документам, свидетельствующим о вступлении в СБСЕ, ООН и позже в другие международные организации. Нет ни одного документа, в котором упоминаются советские границы. Нет и не может быть такого документа о признании какого-либо государства в заявленных им границах. Современное международное право под признанием понимает двусторонний политический акт, не привязанный к обозначенным границам. А периодическое озвучивание заявления о признания, якобы, со стороны ООН являются одновременно безграмотностью и грубой манипуляцией, поскольку ООН не имеет функции признания государства, она принимает (или не принимает) его в члены организации. Вот уже три десятилетия идет грубая манипуляция как со стороны Азербайджана, так и определенных политических кругов Армении, оказывающихся у власти и реализующих планы, прямо противоречащие международному праву в его корректном вне политической конъюнктуры смысле и направленных , в конечном итоге, против Армении и всего армянства. Наконец, если речь идет о существующих  на конец 1991г. границах, то следует  подчеркнуть, что НКР не была частью Азербайджана, и в этом смысле все потуги доказать, что Азербайджан обладает какими-либо правами над НКР, лишь подчеркивают  глубину кризиса в современных международных отношениях. Таким образом, всем должно быть хорошо известно, что  нет такого документа, в котором Армения признавала советские границы Азербайджана.

Потакание АОД азербайджанским претензиям в немалой степени способствовало началу широкомасштабной агрессии Азербайджана против непризнанной республики после принятия его в ООН (2-го марта 1992г) на основании его заявления , в котором говорится о «сложившихся» (а никак  ни о «советских») границах. Что касается заявления 12-ти европейских государств «О критериях признания России и других бывших советских республик», то  ни одному из них  Азербайджан никак не соответствовал, а именно: соблюдение прав человека, прав меньшинств, выполнение устава ООН и др. Однако, повторюсь, изначальная позиция официального Еревана, а в дальнейшем недостаточные усилия по изменению этой провальной колеи, сосредоточение усилий на сохранении статус-кво без эффективной деятельности по восстановлению реального образа Арцахской проблемы на всех международных площадках, со стороны сменившей АОД власти, с одной стороны, и активная работа отвергнутых народом представителей антинациональной партии АОД по последовательной дезинформации населения по вопросам единой системы национальной безопасности и разрушение опирающейся на национальную идентичность систему ценностей вместе с системными ошибками в управлении страной и привели страну к существующей на сегодня ситуации.  Путеводным для этой власти лозунгом остается опубликованное  5-го марта 1992г.в «Комсомольской правде» интервью Л.Тер-Петросяна, в котором он вопреки воле и за спиной народа заявил, что Армения согласна, чтобы Нагорный Карабах был в составе Азербайджана с неким высоким статусом, будучи отлично осведомленным о позиции Азербайджана, понимающего под этим, как максимум, культурную автономию. (Это было и остается розовой мечтой Турции и Азербайджана, которой не суждено осуществиться..

Вопреки позиции АОД разворачивалась и набирала силу национально-освободительная борьба.

Ответом на агрессию Азербайджана, нарушившего принцип международного права, запрещающего применение силы против реализующего свое право на самоопределение народа, стали массовый героизм всего народа. Победными битвами, начало которым было положено 26 января 1992г. отрядом самообороны с. Карин Так, вскоре была освобождена  и реинтегрирована  в Республику Арцах часть территории Нагорного Карабаха, противоправно отсеченная советским Азербайджаном от обширных территорий, никогда не принадлежавших Азербайджану и в силу этого квалифицированных в 1919г. Лигой Наций как спорные. Имелось в виду, что на них предъявила претензии впервые появившаяся на политической карте мира самопровозглашенная и непризнанная  ДРА (Демократическая Республика Азербайджан).

В мае 1994г. увенчались успехом инициированные Россией переговоры о бессрочном прекращении огня. До этого в период успешной освободительной войны в  1993г. имели место не только многосторонние контакты, но и двусторонние встречи официальных представителей Азербайджана и Нагорно-Карабахской Республики, а также прямой официальный  обмен письмами между ними. Азербайджан неоднократно вступал в прямые контакты с гражданским руководством и командующим  Армии Обороны  НКР. (Так, в 1993 вице-премьер Азербайджана встретился с Министром иностранных дел НКР. Сохранилась переписка на официальных бланках между военным руководством НКР и Азербайджана). Действующая ныне власть,  полностью искажая историю и события тех лет,  пытается «под кальку АОД» вернуть нас к ситуации, когда выступающие от имени Армении лица согласились «оставить Нагорный Карабах в Азербайджане».

Интернационализация карабахского конфликта началась с полного искажения реальной картины и отказа пришедшей на волне «Миацум» к власти руководства Армении не только от воссоединения НКР с Арменией , но и от признания ее права на независимость от Азербайджана, не прекращавшего попытки полного истребления армянского мирного населения. С 1992г. мы находимся в ситуации, когда СБСЕ/ОБСЕ следует модели «разрешения» конфликта не между  Республикой Арцах и осуществляющим  геноцид армян  Азербайджаном, а конфликт между Арменией и Азербайджаном. Необходимо в эти знаковые дни  широко распространять информацию о реальных фактах, закрепленных   в документах, положить конец  их беспардонному искажению. Необходимо разобраться, что можно и нужно делать сейчас. Юристы-международники обоснованно полагают, что следует отказаться от ложной концепции того, что решение о статусе Республики Арцах является внутренним делом геноцидного Азербайджана,   и вернуть проблему в контекст признания ее независимости, как единственно возможной гарантии безопасности каждого жителя и всего населения Арцаха.

Именно поэтому 30-летие принятия Армении в ООН  должно ознаменоваться началом Арцахского Движения - активной деятельностью всех национальных сил по  восстановлению реальной картины легального образования и становления Республики Арцах и ее безупречной  легитимности, имея в виду, что только ее признание может стать условием обеспечения долгосрочной безопасности в регионе  Большого Ближнего Востока при обязательной реализации принципа ответственности за преступные деяния  Азербайджана и Турции.