News
Лента
News
Воскресенье
Март 29
USD
498.43
EUR
548.22
RUB
6.4
ME-USD
0.03
Вся лента

На днях Национальная статистическая служба Армении опубликовала окончательные данные о динамике цен на товары и тарифов на платные услуги в 2010 году.

В целом индекс потребительских цен прошлого года, по отношению к предыдущему году, составил 108,2%. Напомним, что за одиннадцать месяцев (январь-ноябрь) этот показатель был на 0,1 процентных пункта ниже – 108,1%. Однако вполне предсказуемый предновогодний ажиотаж на рынке поспособствовал росту цен, особенно на продукты питания, предназначенные для праздничного стола. Декабрь поставил рекорд по взлету цен – рост на 9,4%, по сравнению с аналогичным месяцем предыдущего года.

Если рассматривать динамику цен и тарифов в разрезе макрогрупп товаров и платных услуг, то наблюдается явно неблагоприятная тенденция. Наибольший рост цен и тарифов отмечается как раз по первостепенным товарам и услугам. Так, если в прошлом году, по сравнению с предыдущим годом, индекс цен по продовольственным товарам составил 109,4%, в то время как по товарам так называемых вредных привычек – «лишь» 101,5%. По группе «одежда и обувь» цены возросли на 11,5%, а вот изделия домашнего промысла подорожали «незначительно» – на 3,8%.  

Итак, среднюю линию инфляции превзошли продовольственные товары, одежда и обувь, индексы цен которых приведены выше, а также тарифы на коммунальные услуги (группа «квартплата, топливо, электроэнергия), которые возросли на 11,0%. Конечно, все товары и услуги нужны человеку, но все же указанные группы можно классифицировать, в отличие, скажем, от изделий и услуг в сфере культуры, жизненно важными, и практически незаменимыми. Не считая того, что уплата «квартплаты», под которой скрывается налог на недвижимость, носит обязательный характер.   

Механизм цен, именуемый у нас как «рыночный», в отличие от «планового» советского, на самом деле нередко действует под влиянием ряда субъективных факторов. В зависимости от конкретного товарного рынка, характер этих факторов варьируется в широких пределах, от простого сговора на конкурентном рынке, до злоупотребления монопольным положением.

Самый тривиальный вид сговора распространен на рынках сельскохозяйственных продуктов, когда перекупщики (которые и представляют основную массу торговцев) договариваются о предельных, по минимуму, ценах на реализуемую ими продукцию. В прошлом году, когда часть ожидаемого урожая овощей и фруктов погибла, сей пресловутый фактор, несомненно, сыграл свою роль во взвинчивании цен на эту продукцию.

Сговор отнюдь не исключен, а скорее, даже наличествует, и на тех рынках, на которых имеется ограниченное количество хозяйствующих субъектов. Действующее антимонопольное (официально таковым не именуемое) законодательство и набор инструментов, которые традиционно использует Комиссия по защите экономической конкуренции, дают возможность лишь для предположений о сговоре между крупными хозяйствующими компаниями.

Для того, чтобы нагляднее увидеть, насколько подорожала стоимость жизни, лучше сравнить цены за декабрь прошлого и предыдущего года. Так вот, за указанный период общий индекс потребительских цен возрос на 9,4%, в том числе по потребительских товарам на 11,9%, по платным услугам – на 4,2%. Итак, основным детонатором для взрыва цен послужили именно товары, а не услуги, в себестоимости отдельных видов которых немала доля оплаты труда.

Также в декабре, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, цены на продовольственные товары возросли намного выше, чем на непродовольственные товары:  14,0% против 4,6%. Так как  в общем объеме розничного товарооборота доминирует доля продовольственных товаров (по оценке, порядка 70%), изменения в ценах последних и предопределяют динамику индекса цен на потребительские товары.

Для малообеспеченных семей, большая часть бюджета которых тратится на продовольствие, столь резкое подорожание продуктов питания практически означает отказ от покупки многих непродовольственных товаров, сокращение объема потребляемых услуг.  И в самом деле, темп роста объем розничного товарооборота в прошлом году, по итогам января-ноября, был чисто символическим, менее одного процента.

Относительное сокращение реальной покупательной способности населения чревато рядом последствий, как негативных, так и, как ни странно на первый взгляд, позитивных. Так, в текущем году можно ожидать уменьшения спроса на ряд непродовольственных товаров, что, в свою очередь, станет барьером для необоснованного повышения цен на них. То есть негатив вызвал позитив. Правда, неясно, здесь пользы больше или вреда…

Вполне вероятное сокращение ресурсов овощей и фруктов, заготовленных фермерами для продажи в зимний период времени, станет причиной для нового подъема цен на эти продукты, до сбора нового урожая. Ожидаемое, с 1 апреля текущего года, очередное повышение тарифа на природный газ еще более сузит общую платежеспособность населения. Тенденция эта углубится подорожанием другого энергоносителя – электроэнергии, которое неминуемо последует за повышением тарифа на природный газ.

Альберт Хачатрян

Распечатать
Читать также:
Все
Самое