News
Лента
News
Вторник
Январь 25
USD
481.63
EUR
545.49
RUB
6.17
Вся лента

Новости Армении – NEWS.am приводит статью Ванга Сиуционга и Дженга Цзинфа, опубликованную китайским государственным информационным агентством  «Синьхуа»:

Запад или Восток – это вопрос, который часто задается Турции. Мусульманское государство, являющееся мостом между Европой и Азией, Турция долгое время воспринималась как периферия Европы, пока в 1923 году на территории Оттоманской империи не была образована ориентированная на запад республика.

Сегодня, разочаровавшись в обещаниях по принятию страны в ЕС, Турция начала снова сближаться со странами Ближнего Востока, заставляя этим Запад сомневаться в своей идентичности.

Руководство Турции и эксперты говорят, что то, что демонстрирует Турция, скорее является всеобъемлющим внешнеполитическим подходом в качестве ответа на меняющуюся региональную среду, чем смещением оси с Запада на Восток.

В своей статье в журнале «Foreign Policy» глава МИД Турции Ахмед Давудоглу в мае написал, что ориентация Турции и стратегический союз с Западом отлично совмещаются с вовлеченностью в вопросы, в том числе Ирака, Ирана, Кавказа, ближневосточного мирного процесса и Афганистана.

Новое видение

Те, которые на Западе считают, что Турция отдаляется от них, имеют основания так считать: традиционный союзник США на Ближнем Востоке, Турция выступила против санкций по отношению к Ирану и раскритиковала политику Израиля по отношению к Палестине. В то время как переговоры по вступлению Турции в ЕС не венчаются успехом, Турция сближается с Россией по строительству АЭС и газопроводов. Турция также продолжает искать тесные связи с Сирией, являющейся долгое время ее конкурентом, подписав с ней договоры по бизнес проектам и отмене визового режима.

Вопрос Ирана является самым длительным. Анкара резко выступила против санкций, заявив, что они не решат вопрос ядерной программы Ирана, являющегося вторым по величине поставщиком газа в Турцию. Турция также поддерживает право Ирана на мирный атом.

Беспокоясь, что санкции против Ирана нанесут вред ее экономике, Турция вместе с Бразилией подписали договор с Ираном, согласно которому Иран будет отправлять в Турцию свой низкообогащенный уран в обмен на ядерное топливо. В июне Турция проголосовала против четвертых по счету санкций СБ ООН против Ирана.

Турция также охладила отношения со своим бывшим союзником - Израилем. Израильские военные перехватили «Флотилию свободы», направляющуюся в Сектор Газа, что привело к смерти 8 граждан Турции и одного гражданина США турецкого происхождения. Анкара требует извинений и компенсации от Израиля для нормализации отношений с ним.

Во время визита президента России Дмитрия Медведева в Турцию в мае, стороны подписали договор по облегчению визового режима, а также по строительству многомиллиардной атомной электростанции в Турции.

Давудоглу заявляет, что Турция не желает никаких санкций, изоляции и торговых барьеров  в регионе, и хочет интегрировать свою экономику во все страны региона.

 «Что мы хотим? Ни больше, ни меньше: равные отношения со всеми народами вокруг нас, политическую стабильность и безопасность», – заявил Давудоглу в Брукинском институте на прошлой неделе.

Давудоглу был назначен главой турецкого МИД в прошлом году и является главным архитектором внешнеполитического кредо Турции «ноль проблем с соседями». Здесь и подписание Турцией протоколов с Арменией с целью положить конец почти вековой вражде между двумя странами, и строительство доверия с Ираком, чтобы выиграть его поддержку для борьбы с Курдской рабочей партией, и  активизация роли на Балканах, и улучшение отношений со своим региональным конкурентом – Грецией.

Одной из главных задач, которую поставила Турция перед собой в следующем десятилетии, – это разрешение конфликтов.

Эти амбиции уже были продемонстрированы в посредничестве между Сирией и Израилем, в примирении суннитов и шиитов в Ираке, а также Сербии и Боснии на Балканах.

Изменение сценария

Некоторые эксперты считают, что причина внешнеполитического успеха Турции кроется в меняющемся сценарии на Ближнем Востоке. «Сирия, Иран и Ирак больше чем когда-либо нуждаются в Турции», - считает профессор факультета Международных отношений Ближневосточного технического университета в Анкаре Суха Болукбаси.

По его словам, в Ираке все - и сунниты, и шииты, и курды нуждаются в поддержке Турции для сохранения своего существования, Сирия и Иран были изолированы силами Запада, особенно после того, когда войска США вошли в Ирак и Афганистан.

«Они все (Сирия и Иран) нуждались в запасном люке, коим оказалась Турция», - сказал он.

Эксперт политико-экономического исследовательского фонда Турции Нилгун Арисан Эралп отметила, что внешняя политика Анкары стала результатом регионального вакуума после распада СССР и ввода американских сил в Ирак и Афганистан.

«В регионе был вакуум регионального лидера, и Турция была единственным безопасным и демократическим государством здесь, в экономическом плане Турция также превосходила остальных», - сказал она.

Используя новые возможности, появившиеся в результате выгоды Турции в политическом и экономическом аспектах, построив торговые отношения с Ближним Востоком, Турция подняла экономику своего отсталого юго-востока.

«Экспорт из юго-востока Турции на смежные рынки, такие как Сирия и Ирак, увеличился на 12.5% составив $4.5 млрд. в 2009 году, в то время как экспорт всей страны в результате мирового финансового кризиса сократился», - сказал госминистр Турции Джевдет Йылмаз в июне 2010 года.

«Турция в качестве альтернативы своему основному рынку, коим является ЕС, начала искать новые рынке на Ближнем Востоке и в других регионах», - сказала Эралп.

Турция также обратила свой взор на Африку и Китай в поисках новых возможностей. Она недавно открыла 15 посольств в странах Африки и подписала 8 экономических и культурных договоров с Китаем во время визита премьер-министра Китая Вен Цзябао в Турцию в октябре.

Наряду с прагматичной стороной новой политики Турции, наблюдается также сильная идеологическая и религиозная полоса, вероятно, принятая для заведения новых друзей на Ближнем Востоке.

Эрдоган стал героем на «арабской улице» после того, как запротестовал против действий в Секторе Газа и вступил в дискуссию с президентом Израиля Шипоном Пересом во время экономического форума в Давосе в прошлом году. Эрдоган осудил политику Израиля по отношению к Палестине и заявил, что «Израиль обладает  ядерным оружием».

По словам Эралп, несмотря на корни в бывшей исламистской партии, новая правящая в Турции партия «Справедливость и развитие» во главе с Эрдоганом использует религиозные и идеологические инструменты для политических и экономических дивидендов, а не для углубления роли религии.

 «Эта тенденция поверхностная. Они используют религию для политических дивидендов. Внешняя политика Турции в основном реалистична», - сказала она.

Дипломаты в Турции и в Израиле видят возможность для улучшения отношений, когда Турция отправила 2 самолета для тушения пожаров в Израиле в этом месяце.

Эрдоган сказал, что это было «исламской и гуманитарной обязанностью», протягивая руку помощи Израилю, однако дал понять: нормализации между двумя странами можно достигнуть тогда, когда Израиль извинится и выплатит компенсацию.

Приоритет ЕС

Еще одним изменением в результате новой внешней политики Турции стало изменение общественного мнения в стране – итог вечного процесса по вступлению Турции в ЕС.

Турецкая Республика верно следовала за европейской моделью с тех пор, когда основатель республики Мустафа Кемаль начала обширные социально-политические реформы с целью вестернизации мусульманской нации. Турция была союзником Запада во время «холодной войны» и подала заявку на вступление в ЕС в 1987 году.

До 1999 году Турции не дали статус кандидата, и еще 6 лет прошли, когда начали обсуждения по вступлению Турции в ЕС. И сегодня 13 из 35 вопросов все еще открыты.

Наибольшим препятствием является Кипр, разделенный между турецким севером и греческим югом. В то время как исчезают последние надежды на скорейшее урегулирование вопроса, и ЕС, и Турция теряют терпение.

Если в 2004 году 70% населения Турции поддерживало вступление страны в ЕС, то сегодня этот показатель составляет 38%.

Еще больше затруднили положение заявления Германии и Франции, которые выступили против членства Турции. Вместо этого правительства обоих государств хотят видеть Турцию в качестве партнера.

Хотя пока еще рано говорить о смещении оси турецкой внешней политики, и ЕС остается внешнеполитическим приоритетом страны, по крайней мере, пока.

«Очевидно риторическое изменение Турции в сторону Ирана и Палестины, но на практике ничего конкретного не произошло, кроме инцидента с «Флотилией свободы» и посредничества Турции между Ираном и США», – считает Болукбаси.

По его словам, имея еще больших друзей на ближнем Востоке, правящая партия «торгуется» своей региональной значимостью с ЕС.

Руководство Турции обещает продолжить осуществление реформ, требуемых ЕС, а доля внешней торговли Турции с ЕС составляет больше половины.

«Торговлю и с Европой, и с Ближним Востоком можно вести одновременно, а тесные экономические связи с ЕС важны для Турции, чтобы стать региональной силой», - сказала Эралп.

Более того, интересы Ближнего Востока в Турции обусловлены процессом по вступлению в ЕС. Турция рассматривается как удачная модель сосуществования ислама и демократии, и в арабском мире существует большая поддержка членству Турции в ЕС.

Болукбаси отмечает, что главной целью Турции является вступление в ЕС. «Даже если это как минимум займет 10 лет, очевидно, что Турция будет искать краткосрочные варианты не только по экономическим причинам», - отметил он.

 «Но если переговоры не увенчаются успехом, Турция действительно сможет изменить внешнеполитические ориентиры, - сказала Эралп, которая работала в генеральном секретариате премьер-министра по вопросам с ЕС.

«Вы можете увидеть это в беседе с членами правящей партии, но я убеждена, что оппозиционные деятели дадут такой же ответ»,  – сказала она. – «Процесс евроинтеграции протекает медленно, слишком медленно».

!
Этот текст доступен на   Հայերեն and English
Распечатать