News
Лента
News
Среда
Январь 20
USD
519.31
EUR
629.4
RUB
7.04
ME-USD
0.01
Вся лента


Мы были в состоянии в этой войне не проиграть, должен конкретизировать свой ответ, поскольку в данном случае без конкретизации просто невозможно объяснить, почему. Об этом в интервью телаканалу «5 канал»  заявил второй президент Армении Роберт Кочарян, отвечая на вопрос о том, можно было победить в этой войне или, хотя бы, можно было подписать не акт о капитуляции, а подписать какой-либо документ с более благоприятными условиями.

«Во-первых, после апрельской войны было очевидно, какого типа войну мы будем иметь в будущем.Почему мы вообще не были готовы к такой войне? Ведь всем было очевидно, какой она будет. Заявляли, что воздух полностью закрыт. Выяснилось, что воздух полностью открыт для азербайджанских военно-воздушных сил, беспилотных аппаратов. Теперь, совершённые ошибки, которые, кстати, озвучивались также со стороны военных. Мы за эти два с половиной года, на самом деле, не попытались полноценно закрыть воздух. Например, вместо 120 миллионов долларов премий купить такие системы, которые эффективны против беспилотных аппаратов – системы ТОР. Очевидно, что были куплены СУ-30, которые вообще не использовались – ни одного боевого вылета не было. Не купили ракеты».

На комментарий, что ракет с СУ-30 не было, Кочарян отметил: « Не было и не могло быть. Выясняется, как сказал также Мовсес Акопян, и потом, есть правительственное решение, по которому ракеты этого типа не могут продать за пределы страны. Если бы не купили тот металлолом – 30 или 40-летние ОСА-АК, которые просто не сработали. Значит, эти средства были, была договорённость с Россией относительно систем ТОР, но по решению одного человека всё это изменилось. Премии раздали по решению премьер-министра, СУ-30 купили по решению премьер-министра, между тем как эти средства были предусмотрены для систем ТОР, и очевидно, что эта коррупционная сделка по ОСА также была совершена с ведома премьер-министра. По сути, в результате правильного решения, мы были в состоянии полноценно закрыть воздух. Это первое. И это не новость. Просто пытаюсь озвученные в разных местах и уже считающиеся фактом обстоятельства связать воедино.

Теперь, вторая и, я считаю, одна из самых грубых ошибок – это тот факт, что на третий день прекратили пополнение регулярной армии, перейдя к отрядной системе. Позорно! Я в то время был в Карабахе и видел, что что-то не то. Но я только недавно узнал, что для этого было специальное решение премьер-министра.

И это факт. Я этот факт видел. Знаете, мы победили в войне 1992-1994 годов в основном по той причине, что на год раньше совершили переход от отрядов к регулярной армии. Спустя 27 лет, какое мышление должен иметь Верховный главнокомандующий, чтобы перевернуть всё это и пойти в обратном направлении – от регулярной армии к отрядам?

Человек насколько далёк должен быть от армии, вообще от вопросов безопасности, чтобы позволить себе такую глупость в такой судьбоносный момент? Знаете, отряды должны иметь своё место. И были отряды, которые действительно, очень хорошо сражались. Но отряд должен дополнять что-то, а не заменять регулярную армию. Это была фатальная ошибка и, думаю, одна из основных причин нашего поражения в войне.

Следующее. По сути, наш фронт не выдержал на севере и на юге. Они, просто, прорвали наши рубежи. На севере удалось остановить и построить новый рубеж по окрестностям Матагиса, по правобережным высотам реки Тартар и на север - в сторону позиций «Егникнер». Кто знает Карабах или имеет представление о карте, может также понять, о чём я говорю. На юге мы не выдержали всего на 14 километрах. В первый же день отступили, на второй день… И на этих 14 километрах азербайджанцы развили свою атаку, разветвились в сторону Джебраила, на север, потом - Гадрут, и прямо – в сторону Худаферина, Кубатлу, Зангелана. И всё это время мы не смогли сформировать новый рубеж. По какой причине? Потому что пытались осуществить одну боевую операцию, которая была очень сомнительна тогда для ряда военных. Это та самая операция, о которой премьер-министр с восторгом рассказывал в своём интервью РБК 7 октября: вот, корпус окружили, разбили и это полностью изменит…

По прямому распоряжению премьер-министра осуществлялась эта операция, которая была за всю эту войну самой большой неудачей армянских сил. В результате этой операции были разбиты действующий на юге армейский корпус и Степанакертский полк. Просто разбиты. И после этого у нас не было достаточно боеспособных подразделений, чтобы построить новый рубеж. Между тем, люди говорили, что нужно, как на севере, этими силами построить новый рубеж и удерживать, обороняться. Всего лишь нужно было обороняться одну неделю – десять дней, чтобы остановить это давление. Но выбрали такой путь, который, просто, привёл к тому, что был сломлен позвоночник вооружённых сил на этом направлении. Знаете, что это было? Эту известную гору Лелетепе, вроде как, отберём… Да, - один отдал, а я отобрал обратно. То есть, Фейсбуковые лайки возобладали над здравой логикой и, в случае данной операции, над несколькими десятками человеческих жизней, и несколькими десятками подбитой, оставленной там бронетехники. Очень тяжёлые последствия это имело для всей войны. Есть ещё ряд других обстоятельств, о которых также можно поговорить. Не знаю… И этого достаточно, чтобы сказать: да, мы были в состоянии победить эту войну».

Экс- президент Армении выразил уверенность, что виновник поражения Никол Пашинан:  «Знаете, все эти ошибочные решения принимались одним человеком. Это факт. Эти закупки, например. Военные говорили, что нам не нужны эти СУ, нам не это нужно. Он говорил: «Нет, мы хотим это». Предполагаю, что во время парада эта система ТОР не столь впечатляюще выглядит. Самолёты с этими приборами, выпускающими трёхцветный дым, намного более впечатляющи. Наверно, чтобы отметить День гражданина. И до сих пор говорят даже, что клубника – это было хорошо. Я два года служил в советской армии – клубники не видел. Где армия, – где клубника? Кстати, на другом участке, на участке всего фронта удалось удержать. Где была регулярная армия, где выдержали в первые несколько дней этого давления, атаки. И этот рубеж сохранялся почту всё время войны. В конце он просто начал разрушаться, потому что они начали через Джебраил, с севера на юг, по сути, ломать рубеж ударами со стороны.

Да, мы были в состоянии в этой войне не проиграть. Я бы считал, что мы не проиграли в этой войне, если бы мы удержали рубежи или, хотя бы, завершили войну с минимальными территориальными потерями.

Посмотрите, почему Азербайджан не соглашался на перемирие. Потому что у них каждый день были успехи. Каждый день. Атакующую армию, имеющую успехи армию никто не остановит. Никто. В 93-94 годах на меня было огромное давление, чтобы остановить наше продвижение. Не останавливались и, повторяю: ни одна армия бы не остановилась.

Просто, мы обязаны были одну неделю, десять дней, две недели остановить это давление, после чего было бы намного проще заключить соглашение о перемирии, которое было бы гораздо более благоприятным для нас».

!
Этот текст доступен на   Հայերեն and English
Распечатать