News
Лента
News
Суббота
Декабрь 16
Вся лента

Армянская наука сегодня столкнулась со множеством проблем, решение которых туманно и неясно. Молодых ученых в Армении все меньше, а едва заблестевшие юные таланты спешат уехать из страны в поисках лучшего будущего. В интервью Новости Армении - NEWS.am астрофизик, профессор Ваагн Гурзадян комментирует ситуацию с наукой в Армении.

Состояние науки в Армении, в частности, фундаментальной, плачевно. Для развития фундаментальной науки требуются огромные инвестиции, а также соответствующая техническая база, на создание которой уйдут десятилетия. Каким Вы видите решение этой проблемы?

Финансовый аспект хоть и важен, но имеются более принципиальные, взаимосвязанные друг с другом проблемы. Наша способная молодежь все больше будет уезжать за рубеж, и не только после защиты диссертации, но и до, то есть поступив в аспирантуру, в магистратуру и даже бакалавриат в зарубежных университетах, особенно в США. Такой отток молодых специалистов давно имеет место в азиатских странах, в некоторой степени в России, и мы можем стать страной-поставщиком интеллектуальной рабочей силы. Ожидать их возвращения (не на каникулы) наивно, и в Армении останутся заведомо слабые кадры, либо «околонаучные» карьеристы.

В Армении после получения независимости в ряде областей, в том числе в науке, стали остро ощущаться проблемы, связанные с размерами нашей страны – она маленькая. Во-первых, были снижены стандарты, критерии научных исследований, диссертаций, изменен институт оппонирования и т.д. Во-вторых, стали вовсю проявляться присущие армянской общественности явления - превалирование личных знакомств, симпатий или антипатий над научными критериями. В-третьих, о себе дает знать ограниченность ресурсов, что замыкает круг на фоне вышесказанного.

Отдельной темой является организация науки. Даже в условиях уже созданного Государственного комитета по науке (ГКН), Национальная Академия Наук (НАН) по-прежнему продолжает сохранять функции министерства со своим уставом, отсутствием возрастного ценза, ротации, то есть в противоречии необходимым атрибутам исполнительной власти. Примечательно, что нынешнее руководство НАН не имеет даже отдаленного преставления о современных тенденциях науки, не говоря уже об их личном индексе цитирования, h-индексе и подобных принятых критериях.

Без глубокого осмысления этих проблем трудно говорить о видении будущего на практике.

Для развития науки очень важна образовательная база, которая продуцирует специалистов начального уровня. Насколько пригодно высшее образование, которое получают выпускники армянских вузов, для взращивания ученых?

Известная истина - уровень образования определяет уровень страны. В катастрофической ситуации оказалась наша школа, старшая школа с непонятными программами, с репетиторством. Результатом некачественного высшего образования и дипломов, не подкрепленных знаниями, является убогий выпускник, который при наличии связей уже через пару лет становится чиновником и вершит судьбу страны. Самое главное в этой цепи – отсутствие мотивации получения знаний. Нарушен основной принцип: хорошее образование - залог высокооплачиваемой работы. Восстановление этого принципа - труднейшая задача в свете вышеназванных реалий.

Уровень армянских вузов сильно уступает зарубежным, и поэтому продолжение учебы даровитой молодежи за рубежом должно стать нормой, как это было в советские времена – все ездили в Москву. Следует понять, каким образом их можно привлечь, если не к возвращению, то хотя бы к участию в решении проблем страны.

Вы были членом руководящего совета Euroscience (Strasbourg, 1998-2004) в процессе создания Европейского единого научного пространства (European Research Area). Как Вы считаете, сможет ли Армения в обозримом будущем сравниться с Западом, и в целом, достаточно ли в Армении кадров, чтобы поставить на ноги зачахшую, увядшую армянскую науку? Какова все-таки роль НАН?

Приведу характерный пример. Недавно, мы –профессор Ара Седракян, академик НАН Сергей Матинян и я, а также, отдельно, Ерванд Терзян (астроном из США, иностранный член НАН) обратились к президенту НАН, выразив резкое отрицательное мнение о докторской диссертации директора Бюраканской обсерватории. Сей документ – лженаучный опус. В науке обычны модели, гипотезы, которые со временем либо подтверждаются, либо нет, и это нормально, но в данном случае мы имеем дело с абсолютной безграмотностью, ужаснувшей также наших коллег из России (диссертация была в интернете на русском языке). Между тем, диссертация была рекомендована к защите научным советом обсерватории, а свои лженаучные статьи автор публиковал в течение десятка лет в журнале НАН «Астрофизика», членом редколлегии которой является сам. В нормальной научной среде подобное просто исключено, и, следовательно, такая деятельность должна была быть оценена как явление из ряда вон выходящее и ни в какие ворота не лезущее. Как до, так и после нашего обращения мы не были приглашены на обсуждение этой работы. Замечу, что мы не только эксперты по вопросам в данной сфере, но и являемся рецензентами ведущих физических и астрофизических журналов. Сам я в течение 2000-2010 гг. был также соредактором международного физического журнала (астрофизика, космология).

Почему я так подробно выделил этот случай? В конце концов, мало ли слабых докторов? Этот случай, как лакмусовая бумага, высветил нарушение механизмов апробации, вплоть до «срастания» науки и лженауки. Может ли после этого руководство НАН отстаивать на должном уровне интересы науки страны, или этим уровнем будут пользоваться зарубежные визитеры для своих же выгод?

А как же Государственный комитет по науке?

Здесь есть свои «но». Как известно, законы работающие на Западе, не всегда работают у нас. Так, привлечение иностранных рецензентов (звучит громко!) для получения грантов ГКН не решает проблему без знания контекста: например, один и тот же проект может быть оценен как очень низко (в стандартах, скажем, Принстона), или наоборот, очень высоко (как для развивающейся страны). И этим разбросом сотрудникам ГКН легко манипулировать при выборе рецензента, патронируя гранты «своиx» и отсеивая остальных. В подобных условиях объективными данными выступают список публикаций в журналах с высоким импакт-фактором, индексом цитирования, и т.д., которые должны быть определяющими. Однако и здесь имеются свои «рифы». Сегодня, особенно в экспериментальной физике и астрофизике, публикуются работы с сотнями, а то и тысячами авторов, причем, некоторые бывают вовлечены в эти списки вместе с коллегами, «дружками», роль которых далеко не всегда понятна. На Западе это хорошо известно, и, как правило, подобные публикации и индексы цитирования не учитываются, кроме как для ключевых фигур этих проектов.

Г-н Гурзадян, в Армении на сегодняшний день есть крупные специалисты? Если да, то как можно использовать их возможности?

Да, имеются высококлассные специалисты, например, в Институте физических исследований и Национальной лаборатории им. Алиханяна. Использовать их нужно по примеру других стран: нужно обеспечивать группы максимально возможным финансированием. Можно не сомневаться, своим международным авторитетом они привлекут в десятки раз больше средств, чем начальные вложения. Более того, именно их надо привлекать для решения тех труднейших глобальных проблем, которые я назвал выше. Чиновники могут быть спокойны, эти специалисты, как правило, не променяют исследовательскую работу на должности в ГКН, однако их советы должны быть решающими. На Западе делают именно так.

Вы пока не посетовали, как сейчас модно, на необходимость увеличение финансирования науки.

Да, Вы правильно заметили. Без радикальной реструктуризации организации науки, без понимания стратегии решения вышеназванных проблем и четкого определения дальнейших шагов голословные призывы некоторых «активистов» требовать многократного увеличения финансирования науки – простой популизм.

Ваагн Гурзадян - астрофизик, профессор Национальной лаборатории им. Алиxаняна, (http://cosmo.yerphi.am/ ); был профессором в университетах Сассекс (Англия) и Рима, являлся председателем международных конференций по астрофизике и космологии, недавно был одним из двух основных докладчиков (keynote speaker) на IX Швейцарском бьеннале по науке («научный Давос»), где обсуждались тенденции изучения вселенной и спутниковых исследований в следующем десятилетии.

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать
Самое
Partner news