News
Лента
News
Понедельник
Сентябрь 16
USD
476.18
EUR
528.61
RUB
7.41
ME-USD
0.1
Вся лента

Армянская астрофизика, когда-то вышедшая на мировые высоты, в последнее время сильно сдала позиции. Причины перечислять нет смысла – клубок проблем здесь такой же, как и во всех остальных сферах науки, плюс немножко своей специфики. Группа молодых астрофизиков, озабоченная плачевным положением вещей, решила предпринять определенные шаги, чтобы выправить ситуацию. Начали с попытки модернизировать преподавание дисциплины на физфаке, однако столкнувшись с непониманием и не найдя языка со старшим поколением преподавателей (а другого поколения преподавателей там просто нет), молодые обратились с письмом к министру Ашотяну, предложив решить вопрос, что называется, сверху.

В своем письме молодые астрофизики, вежливо отписавшись, что признают заслуги ученых старшего поколения и преклоняются перед их достижениями, отметили, что, тем не менее, корифеи прошлого не поспевают за современной наукой, а молодым места не уступают. Министру предложили вновь разделить объединенную с общей физикой кафедру астрофизики, дать молодым возможность представить свои образовательные программы, а также привлечь к преподаванию специалистов из-за рубежа.

Согласно принятой процедуре письмо было отослано на рассмотрение в университет. С физфака на демарш молодых отписали морально-нравственную сентенцию, обвинив их в неуважении к старшим. В ответ последовало новое письмо молодых с более развернутым изложением своей позиции и кратким резюме: «В отличие от некоторых мы руководствуемся не личной выгодой или желанием сохранить свое положение, а желанием развивать астрофизику и во имя справедливости. Мы посоветовали бы, вместо того, чтобы писать такие ответы, отложить личные амбиции, и проявить большую объективность и заинтересованность в вопросе превращения кафедры в серьезный научный центр».

Итак, конфронтация астрофизиков разных поколений – классическое противостояние отцов и детей, или точнее, в нашем случае, внуков и дедов, или же здесь есть другие наложения, вызванные общим положением дел в армянской науке? Почему для старшего поколения ученых это битва не на жизнь, а на смерть, а активные действия молодых воспринимаются как посягательство на их кусок хлеба? Не следует забывать, что это именно то поколение, те «последние из могикан», которые в свое время действительно принесли славу армянской науке.

Возможно, если бы они были по достоинству уважены и отмечены, и не только регалиями, но и достойной пенсией, они бы уступили те самые злополучные ставки, за которые так держатся в свои далеко за семьдесят лет? При нормальном финансировании науки не возникло бы необходимости объединять кафедры, сокращать количество студентов, и соответственно, число ставок преподавателей, а происходило бы все совсем наоборот, и проблема разрешилась бы само собой. Следовательно, возникшая проблема – производная от более глобальной – а именно, продолжительного недофинансирования науки.

Своими мыслями по этому поводу с корреспондентом Новости Армении – NEWS.am поделились авторы письма и их товарищи – сотрудники Бюраканской астрофизической обсерватории Лусине Саркисян, Артур Акопян и Анаит Самсонян, а также аспирант Тигран Назарян.

В своем письменном ответе Лусине Саркисян (работает также в университете Корнеля, США) выразила мнение, что спад в армянской астрофизике связан не только с общим положением дел в армянской науке - проблема  имеет не только финансовую, но и моральную сторону.

По оценке молодого специалиста, сегодня кафедра астрофизики (объединенная с общей физикой) не дает отвечающего требованиям современной науки образования, засидевшиеся на факультете корифеи не приемлют ничего нового, между тем, темы, которыми они сами занимаются, уже не актуальны. Предложения те же, что и в письме Ашотяну: восстановить кафедру астрофизики, допустить к преподаванию молодых, а также привлечь зарубежных специалистов.

Лусине Саркисян согласна с тем, что государство не проявляет никакого уважения к ученым, в результате чего наука и ученые оказались в бедственном положении. «Но возникает вопрос: может ли настоящий ученый позволить уничтожить идущее за ним поколение во имя личной выгоды? Неужели настоящий ученый не понимает, что сам становится участником уничтожения науки? Может ли настоящий учитель лишить своего ученика знания, ставя под удар его будущее? Не является ли это таким же неуважительным отношением к науке именно со стороны ученого-учителя? Как после всего этого требовать уважения от государственных мужей?», - задалась рядом вопросов Лусине Саркисян.

В ходе беседы Артур Акопян отметил, что проблема отцов и детей – универсальная, но все должно быть в рамках, а для отсева ученых необходимо внедрить определенный фильтр с использованием индекса цитирования или IF (impact factor) и других подобных критериев, и Госкомитет науки уже идет по данному пути. Но старшее поколение, по его словам,  всеми силами противится этому.

Артур Акопян считает, что такая система должна четко действовать в сфере высшего образования, однако у нас действует в основном личностный подход – выбор преподавателей производится произвольно со стороны руководства. В университете, например, по его словам, придумали опрос студентов, и студенты нередко жалуются на уровень преподавания, но еще ни разу не было случая, чтобы эти опросы дали конкретный результат, и тот или иной преподаватель лишился на основании этого должности. По его словам, есть элементарные требования, которые должны быть поставлены в основу фильтра – знание иностранного языка, владение последними развитиями данной сферы, публикации в течение последних пяти лет и т.д.

Аспирант Тигран Назарян считает неверной сложившуюся ситуацию, когда университетские преподаватели далеки от науки, а люди, занимающиеся наукой, не преподают. Он также отметил, что преподаваемые предметы подгоняются под преподавателей, а не специалисты подбираются для преподавания необходимой дисциплины.

Анаит Самсонян добавила, что студенты уже несколько лет тщетно добиваются отставки одного из преподавателей – руководство факультета проигнорировало как данные соцопроса, так и требование студентов провести открытую лекцию.

В конце концов, по словам Артура Акопяна, должна производиться смена поколений в преподавании, в науке, но у нас сложилась такая ситуация, что верхняя возрастная граница постоянно повышается. А. Акопян согласен с тем, что при нормальном финансировании науки эта проблема разрешится намного легче, но он исходит из данности: теперь такая ситуация, столько мест и такие ставки, а молодые специалисты пытаются внедриться в систему, и, оказывается, что в сложившейся ситуации это практически невозможно. «В итоге все это выглядит так, будто молодые воюют с учеными пожилого возраста, а на самом деле мы воюем за свое место в системе», - заметил он. Он предлагает решить этот вопрос на законодательном уровне, чтобы старшее поколение уходило своевременно на пенсию.

С замечанием о том, что для этого старшему поколению следует обеспечить нормальные условия существования, А. Акопян согласен: «Кончено, необходимо нормальное финансирование, конечно, пенсии ученых должны быть увеличены, зарплаты должны быть повышены, это все само собой разумеется. И, безусловно, это поспособствует решению проблемы». Но, говорит он, если всего этого, тем не менее, смена поколений каким-то образом должна происходить. «Пусть установят верхний возрастной предел, хотя бы 75 или даже 80 лет»,- говорит он, и смеется. «Есть эволюционный путь, и есть революционный, и если они не хотят эволюционным путем, получат революцию», - продолжает молодой ученый.

По словам Анаит Самсонян, за рубежом этот вопрос в определенной мере решен, там ученые пенсионного возраста могут вести какие-то специальные курсы в университетах, но не могут занимать руководящие должности. То же самое, полагает она, следует внедрить и у нас. Молодой специалист отметила еще одну очень актуальную проблему – у нас молодыми считаются ученые до 35 лет, и до этого возраста они вовлечены в различные программы, но после 35-и они практически остаются за бортом – специальные программы на них уже не распространяются, а какие-то позиции в научной иерархии они занять не могут. И тогда они просто покидают науку.

Артур Акопян считает, что в сфере астрофизики  первейшая проблема – это незамедлительная смена поколений, в частности,  преподавателей на физфаке, восстановление кафедры астрофизики как отдельной единицы, затем на кафедре должна быть разработана нормальная образовательная программа, которая обеспечит подготовку студентов должного уровня.

Сегодня для омоложения состава Артур Акопян предлагает несколько простых механизмов: обязательно принять на все кафедры физфака по одному или два молодых преподавателя, сделать прием на основе открытого прозрачного конкурса с испытательным периодом и последующей аттестацией.

При этом Артур Акопян отмечает, что то самое старшее поколение, с которым они сейчас поневоле схлестнулись, в их возрасте было намного более революционным и прорывным, и свои основные шаги в науке они сделали именно тогда.

Иногда в науке, говорят, правильно поставить задачу намного сложнее, чем решить ее. Кажется, это как раз такой случай. Молодым всегда присуще рубить с плеча, но проблема представляется на самом деле намного более глубокой и тонкой, и вряд ли отсылка к морали с обеих сторон здесь уместна – такой подход переводит стрелки с сути проблемы на конкретных людей. Внукам и дедам науки следует не друг с другом воевать, а с истинными виновниками сложившейся ситуации. Ученых в Армении – и стар, и млад (особенно стар) так мало, что для обеспечения их минимальных потребностей (именно минимальных) больших средств и усилий не требуется.  Нужно просто осознание проблемы, и еще желание, а главное умение, ее решить.

Анаит Саркисян

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать