News
Лента
News
Понедельник
Январь 25
USD
518.36
EUR
629.39
RUB
6.88
ME-USD
0.01
Вся лента

От того, что называлось Нагорным Карабахом, осталось 2860 квадратных километров, то есть одна четверть территорий. Сейчас необходимо возобновить переговоры в рамках Минской группы. Об этом в интервью «Ъ» заявил французский сенатор, председатель группы дружбы Франция—Армения   Жильбер-Люк Девин, который также является одним из идеологов резолюции по Карабаху, принятой Сенатом 25 ноября.

«Я могу сказать, что лично был в Карабахе и был поражен историческим наследием армян, которые жили там испокон веков. К сожалению, как мы знаем, была допущена историческая несправедливость, когда в 1920–1936 годах Карабах административно был приписан к Азербайджанской ССР. Мы знаем, что Армения много раз пыталась добиться возвращения территорий в состав своей республики. После падения Берлинской стены были попытки создания независимого государства, как мы знаем, эта территория оставалась самопровозглашенной», - отметил он.

На вопрос допускает ли он,  что на территории Нагорного Карабаха возможно создание независимого государства, сенатор отметил: «Мы именно на этом настаиваем. Слишком серьезные опасения вызывают амбиции президента Турции. У Франции особые отношения с Арменией с 1896 года. Когда Эрдоган (президент Турции) на пресс-конференции заявляет, что он закончит дело, начатое его прадедами, для нас это очень тревожный сигнал. Мы все очень хорошо помним про геноцид армян. Я возглавил группу дружбы Франция—Армения именно потому, что происхожу из региона Рона-Альпы, где традиционно много армян, перебравшихся туда в результате геноцида 1915 года. Моя семья была связана дружбой или работой со многими армянами, мои соседи и школьные друзья были потомками армянских беженцев. Для нас это всегда были люди, которые своими знаниями и умениями обогатили Францию.

Когда Эрдоган, президент страны, являющейся, между прочим, членом НАТО, делает такие заявления, мы не можем не реагировать. Уже полтора года назад, когда мы принимали делегацию армянских депутатов, мы слышали от них озабоченность по поводу позиции Алиева (президент Азербайджана) и Эрдогана и опасения относительно возможной агрессии с их стороны. Но кому-то эта тревога тогда казалась преувеличением, однако сегодня мы видим, что это было совсем не так».

По его словам, Турция пока еще не отказалась от своих амбиций стать частью европейского сообщества. «В то же время — и мы говорили об этом с европейскими министрами — нельзя игнорировать очевидную тенденцию, а именно то, что политика Эрдогана все больше скатывается к повторению кошмара 1915 года. Турция взяла курс на расширение зоны своего влияния, утверждение ее в качестве доминирующей силы в регионе, восстановление империи.

В этом году, пока весь мир находился в состоянии шока из-за пандемии, президент Турции решил начать массированное наступление.

Что, очевидно, было в значительной степени продиктовано довольно серьезным экономическим кризисом в его стране. Для него окончательное сползание в националистическую политику — это попытка сохранить власть в стране, где значительная часть населения разделяет эту нео-оттоманскую идеологию. Многие видят в этом и религиозный подтекст. В то же время я не считаю, что война в Нагорном Карабахе имеет таковой. Это война за территории и влияние, война, имеющая давние корни».

Он отметил, что 9 ноября «мы все увидели: не Минский формат разрешил ситуацию, а Россия, которая предложила приемлемый для сторон договор и остановила конфликт». «Для нас, сенаторов и членов группы дружбы Франция—Армения, первостепенным сейчас является вопрос помощи мирному населению, тем, кто был вынужден покинуть свои дома, а их количество может достигать, по разным оценкам, 90 тыс. человек. И мы со своей стороны будем работать над этим. Во Франции действует немалое количество различных ассоциаций и фондов, которые будут привлечены к этой работе».

!
Этот текст доступен на   Հայերեն and English
Распечатать
Фоторепортажи