News
Лента
News
Понедельник
Октябрь 21
USD
476.34
EUR
530.17
RUB
7.45
ME-USD
0.08
Вся лента

Уходящий 2011 г. выдался богатым на события, имеющие как мировую, так и региональную важность. Новости Армении – NEWS.am попросило эксперта, руководителя Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований (РИСИ) Эдуарда Попова дать оценку уходящему году и определить наиболее вероятные развития на Южном Кавказе в 2012 г. Ниже приводим текст интервью:

Как Вы оцениваете 2011 г., каким он был для Южного Кавказа в целом? Каковы были наиболее важные события уходящего года?

В целом почти истекший 2011-й год был сложным. Отчасти в этом «виновна» общемировая ситуация - усугубление финансового кризиса, обострение существующих политических конфликтов и возникновение новых. Южный Кавказ, который  тесно интегрирован в общемировые процессы, не мог не быть затронут этими событиями. Имелись и сложности, специфичные непосредственно для этого региона. Прежде всего, назвал бы обострение ситуации на границе непризнанной мировым сообществом Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджанской Республики и попытки разрешения нагорно-карабахского конфликта дипломатическим путем. Также в числе знаковых событий следует назвать президентские выборы в Абхазии и Южной Осетии. «Новые государства» Кавказа, прежде всего, Абхазия, продемонстрировали приверженность демократичным принципам. Выборы в Южной Осетии прошли далеко не столь благополучно, но , к счастью, завершились на достаточно оптимистичной ноте.

Какими Вы видите следующие 12 месяцев? Возможен ли прогресс в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта?

Хорошо известна прогностическая позиция большинства наблюдателей, «обещающих», что наступающий 2012-й год может оказаться более сложным, чем уходящий 2011-й. Для подобных заключений имеется немало оснований. И все же столь пессимистичный прогноз не предопределен. Наряду с деструктивными факторами на Южном Кавказе действуют и сдерживающие. Прежде всего, позиция России, направленная на недопущение размораживания вооруженных конфликтов в Южной Осетии, Абхазии и Нагорном Карабахе (Арцахе) и недопущение военного вмешательства иностранных государств в политические процессы на Ближнем Востоке (Сирия и Иран). В этой связи и развитие нагорно-карабахской проблемы подвержено противоречивым влияниям: с одной стороны, эскалация напряженности на линии соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Армии обороны НКР, постоянные, все более частые обстрелы и милитаристские реляции Баку о безальтернативности военного решения конфликта. Существует риск перерастания количества в качества, то есть, перерастание идеологического милитаризма в военно-политический и попытку решить все проблемы военным путем. Гипотетически новая война в Карабахе не исключена, - но при стечении определенного комплекса обстоятельств. Поводов для осторожного оптимизма, на мой взгляд, больше.

Азербайджанское руководство далеко не исчерпало невоенные методы решения в свою пользу нагорно-карабахского конфликта. Переговорный трехсторонний процесс «Россия-Армения-Азербайджан» медленно, со скрипом, но продвигается. Официальный Баку постоянно повторяет цифры, демонстрирующие азербайджанское экономическое превосходство, в том числе, в форме объемов расходов на оборону (замечу, эти цифры нужно очень серьезно корректировать ввиду крайне высокого уровня коррупции в большинстве постсоветских государств). То есть, азербайджанское руководство стремится - и не безуспешно - решить проблему Карабаха, бряцая оружием, но не применяя оружия. Очень действенная тактика, гораздо более эффективная, чем военное вторжение, исход которого непредсказуем.

Не следует забывать, что в силу интеграции Южного Кавказа в сложные мировые энергетические, экономические, транспортно-логистические и политические процессы ни одно государство Южного Кавказа не является в полной мере самодостаточным в своих действиях. Ни Россия, ни Европейский Союз, ни Турция, ни Иран не заинтересованы в конфликте на своих ближних или дальних границах и нарушении энергопотоков из Каспия. Другим важным сдерживающим фактором является общее для правящих элит Армении и Азербайджана (так же, как и России) стремление не допустить импорта «цветных» революций на свои территории. Новая же война за Карабах объективно в большей степени угрожает политической стабильности в Азербайджане, а не Армении. Поэтому, повторюсь, война за Карабах возможна, но лишь при достижении некоторых критических, даже крайне критических точек. Таковой, прежде всего, может оказаться полномасштабная война против Исламской Республики Иран, когда Баку просто вынудят стать стороной конфликта. Есть и другие риски, но самый серьезный, повторюсь, исходит со стороны американских и израильских планов вторжения в ИРИ. В интересах всех южно-кавказских государств, России, Китая и Евросоюза не допустить этой войны. Мы сидим в одной лодке, мы не можем спрятаться за океаном, как Соединенные Штаты. Да и США не получат легкой прогулки в Иране.

Иран: какой результат можно ожидать от роста напряжения в связи с недавним докладом МАГАТЭ по ядерной программе, а также обострившихся позиций Вашингтона и Тель-Авива в отношении Тегерана?

Ноябрьский доклад МАГАТЭ не обозначил ничего принципиально нового. Как и в реакции основных игроков не появилось элементов новизны. США, Великобритания и Израиль выступают за военное решение вопроса. Россия и Китай являются главными миротворцами региона. Следует особенно отметить важную миротворческую роль Армении в ходе обсуждения иранского вопроса в ООН. Я имею в виду тот факт, что Армения не поддержала принятую 18 ноября Генеральной Ассамблей ООН резолюцию по Ирану, инициированную Саудовской Аравией. При том, что за принятие резолюции ООН проголосовали 106 стран, 40 стран воздержались. Это мужественный и мудрый шаг.

Будем также надеяться, что усилий и возможностей России и ее союзника в Совете безопасности ООН окажется достаточным, чтобы предотвратить начало новой авантюры, превосходящей по своим разрушительным последствиям военное вторжение в Ирак и антитеррористическую операцию в Афганистане. В противном случае мир ожидают серьезные катаклизмы — самые серьезные за последние 20 лет со времен крушения СССР.

Какие ожидания могут быть от процесса нормализации армяно-турецких отношений? Возможна ли его реанимация в следующем году? Почему в 2011 году этот процесс не продвинулся ни на миллиметр?

Истекающий 2011-й год продемонстрировал неплохие тактические результаты развития армяно-турецкого диалога. Прежде всего, в психологической сфере гражданских обществ обеих стран. В политической плоскости прогресс далеко не столь очевиден, хотя и здесь наметился некоторый позитивный сдвиг. Как наблюдатель со стороны, я бы обратил внимание на важность работы в неполитической (гражданской) сфере. Что связано с мягким переубеждением турецкого общественного мнения по вопросу геноцида армян 1915-1920 гг. Турция, наследница имперской традиции (что особенно ярко проявилось в ходе реализации политики неоосманизма), очень болезненно переживает негативизацию своей исторической памяти. Если найти приемлемую для обеих сторон формулу признания факта геноцида, не унижающую современных турок, процесс сдвинулся бы с мертвой точки. Возможно, важным окажется акцентировка внимания на том  обстоятельстве, что столь масштабный геноцид хронологически был осуществлен после младотурецкой революции и после фактического крушения османской государственности. Принципы османской имперскости, как известно, заключались в примате религиозного (исламского) над этническим. Главным врагом османской идеи был этнический национализм — турецкий, арабский, христианский.

Итак, если обратить основное внимание на продвижение армянского (но без посягательств на турецкое национальное достоинство) видения вопроса Геноцида армян в турецком обществе, это способно принести пусть не быстрые, но зато прочные плоды. Этим же я объяснил относительный неуспех армяно-турецкого сближения в текущем году: когда обе политические стороны жестко стоят на своих позициях, находясь в зависимости от давления своих электоратов, о серьезных успехах говорить не приходится. Тем не менее, 2011-й год был в целом позитивным для взаимоотношений двух стран.

Какие развития ждут Сирию, Ливию, продолжит ли цвести «арабская весна» на Ближнем Востоке?

К сожалению, в отношении Ливии и Сирии прогнозы не выглядят слишком радужными. Прямая военная оккупация суверенного арабского государства Ливия, проводящего социально ориентированную политику и не допускающего рост исламского экстремизма на своей территории свидетельствует, что для части западного и восточного (ряд арабских государств) сообществ собственные, зачастую мнимые интересы оказываются важнее принципов международного общежития. Попрание суверенитета государства под надуманным предлогом становится уже ординарным событием. Поэтому следует ожидать дальнейшего экспорта «арабской весны» в другие страны Ближнего Востока, Южного Кавказа и Россию. Разумеется, этот экспорт был бы невозможен без наличия серьезных внутренних предпосылок. События в Москве в начале декабря этого года вскрыли серьезные противоречия во взаимоотношениях государственной власти и общества. Однако устранять эти противоречия нужно лишь силами своих государств, без привлечения «помощи» извне. Надеюсь, и у моих сограждан, и у граждан Армении окажется достаточно мудрости, чтобы отделить зерна от плевел и в попытках исправить общественно-политическую модель не нанести ущерба суверенитету собственной страны.

Вы верите в Деда Мороза?

Как известно, Дед Мороз — светское (точнее, советское) изобретение, аналог Санта-Клауса (св. Николая). Я, как христианин, верю в Святого Николая.

О чем бы Вы его попросили?

Попросил бы о двух вещах: чтобы не было войны и чтобы наши соотечественники сумели проявить мудрость тогда, когда это потребуется для будущего наших стран.

Ваши пожелания армянским читателям?

Частично свои пожелания я уже высказал в ответе на предыдущий вопрос. Но еще хотел бы добавить чистосердечное пожелание христианскому народу Армении, связанному с Россией веками духовной, культурной, социальной и боевой истории сохранять свои лучшие качества: мудрость, терпение, трудолюбие, талант, коим так богата земля Армении. А остальное (в том числе, материальное процветание) непременно приложится. Те же самые пожелания я хотел бы высказать и гражданам своей страны.

С наступающим Новым годом и Рождеством Христовым! Мира и счастья в новом году!

Спасибо за интервью, Эдуард Анатольевич.

Беседу вел Эмиль Бабаян

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать