News
Лента
News
Пятница
Апрель 19
Вся лента

Новости Армении - NEWS.am продолжает проект «Перемены, гендер и мода: женский взгляд». Автор идеи Ани Афян поговорила с молодыми женщинами, живущими в Армении, и спросила их о Бархатной революции и домашнем насилии, о массовых тревогах и личных страхах, о стиле и лишнем весе - одним словом, обо всем и о своем. Здесь и сейчас. Откровенно. Лицом к лицу.

Анна Аревшатян - режиссер, сторонник создания нового типа образования. 
Окружает себя добром и тратит деньги на книги.

О профессии и о себе

Сейчас я занимаюсь материнством без отрыва от кино и педагогики. Проблема образования остро стоит для меня. Я поняла, что от того, насколько человек способен широко мыслить, воспринимать новые знания зависит вся его дальнейшая жизнь, успешность, значимость. Образование в классическом понимании никуда не годится, поэтому многие ученые умы говорят о создании нового образования, которое учит думать по-своему, оригинально. Вот сейчас я обучаюсь ТРИЗ-педагогике (теория решения изобретательных задач - прим.ред.). Если коротко, то это педагогическая система, цель которой при помощи технологий развивать творческое мышление для решения нестандартных задач. Эта тема мне очень близка, и ее важность в нашем обществе ощутима. Вскоре планирую открыть детскую студию по кинотворчеству с применением технологий ТРИЗ. Делаю это потому, что верю в необходимость такого места.

Я оптимист, потому что занимаюсь кино, и пессимист, потому что не вижу дальнейшего развития кинематографа в Армении в рамках нашей реальности.

Раньше были проблемы с самооценкой. Сейчас я понимаю, что они возникли из-за незнания себя, недоверия к себе. Но все изменилось. Я позволяю событиям случаться, мыслям рождаться. Смотрю на все с принятием, без оценок и суждений. Позволяю себе быть собой, другим - быть другими.

К критике отношусь болезненно. Переживаю сильно, списываю себя со счетов, но всегда воскресаю и с новыми силами рвусь обратно в бой.

Окружающие считают меня странной, даже помешанной.

О политике, переменах и патриотизме

Меня волнует будущее моей страны, и в то же время политика интересует меня ровно настолько, насколько можно поддержать беседу с водителем такси. Я убеждена, что политика и религия как никогда разделяют людей между собой и ожесточают сердца. А сердца в моей жизни занимают важное место. Я имею в виду, что вдохновения и радости точно нет в политике. Но сильные личности могут двигать духом народа, и вот тут становится страшно, насколько далеко можно его за собой повести.

Не люблю слово «митинг», предпочитаю «собрание несогласных». В целом толпа меня пугает. Но лишь однажды, 23 апреля этого года, когда Никол Пашинян выступал на площади, мне было бесконечно благостно быть в самом сердце народа. Невероятная энергия молодости и красоты заполнила меня с головы до ног. В какой-то момент я ощутила себя героиней фильма Бернардо Бертолуччи. Это было сильно. Очень.

После Бархатной революции в Армении порадовало общее успокоение. Наэлектризованный воздух каким-то чудодейственным способом разрядился в одно мгновение. Если говорить языком кино, то произошел некий катарсис. Люди были рады друг другу, и это было очень искренне. Вообще говоря, последние события очень кинематографичны: я часто ловлю себя на мысли, что пребываю в историях любимых режиссеров от Годара до Кустурицы.

Взрыв всех устоявшихся правил привел к переменам в сознаниях. Старая система потихоньку уходит, новое строится пока что неуверенно, кустарно, но после таких потерь в человеческих ресурсах не могло быть иначе. С трепетом предвкушаю позитивные перемены в будущем. Ведь по закону драматургии, сюжет - цепь конфликтных ситуаций, и в нем постоянное неожиданное развитие элементов. Что-то интересное и новое может родиться в нашей сегодняшней реальности, это точно.

Я бы начала изменения с культуры. Недавно читала воспоминания Евгения Вахтангова, замечательного режиссера и педагога. И знаете, он, как и Константин Станиславский, организовал свой собственный театр в упаднической России - в разруху и голод. Студийцы приходили в мастерскую к Вахтангову после тяжелого рабочего дня, физически истощенные, и до самой ночи репетировали и разбирали произведения. И ведь если бы не театр, музыка и кино, ничего хорошего не случилось бы. Но тогда были личности, которые вкладывали свои силы в культуру, у нас в этом смысле все хуже и хуже.  

Я пешеход. Пока иду куда-то, слушаю в наушниках что-нибудь интересное, заодно поддерживаю физическую форму. Очень хочется, чтобы в городе нашем стало больше простора. Чтобы можно было на велосипеде, самокате, пешком спокойно пройти по улицам. Сейчас столько машин и нарушений правил дорожного движения, что нет никакой возможности передвигаться без стресса. Давайте внесем ограничение на ввоз машин в страну. Кстати, куда деваются старые машины, непригодные или устаревшие? Эти железки как-то утилизируют?

Александр Таманян родился и вырос в Краснодаре, до 40 лет никогда в Армении не был. Однако именно он построил столицу всех армян, а каких лишений ему это стоило! Комитас родился в Турции, армянский язык выучил в Эчмиадзине, куда был принят ребенком в церковный хор. Он стал основоположником армянской музыкальной этнографии, преодолел километры безразличия и боли, но благодаря ему армянскую музыку узнали во всей Европе. Амо Бекназарян сделал в армянской национальной кинематографии то же самое, что Комитас в музыке. Эти люди были настоящими патриотами без лишнего пафоса.

О секс-меньшинствах и домашнем насилии

В 2000-ые в Ереване я оказалась среди настоящих маргиналов. Мне было 14, и я столкнулась с таким явлением, когда люди сознательно меняли свои сексуальные ориентации, выражая тем самым протест себе и обществу. Складывалась прелюбопытная картина: с одной стороны – лесбиянки по бунтарству, с другой - гомосексуалисты по сексуальной идентичности. И все эти люди и прочие люмпены как-то уживались в патриархальном Ереване, у них был свой кодекс «норм». И вот я думаю теперь: а стоит ли делить людей на «своих» и «других», будь то религия,  язык или ментальность? Ведь отрицание порождает еще большую волну протестующих против отрицания. Давайте все успокоимся. Армянской традиционной семье угрожает не сексуальная ориентация Овика с пятого этажа, а отсутствие культуры и, да, финансовая нестабильность.

Вопрос домашнего насилия в Армении стоит очень серьезно. Это проблема психологического и социального порядка. Насилие неприемлемо ни в какой форме. Как правило, этому подвержен тот, кто не знает о своих возможностях, молчалив и робок. Значит борьба должна идти от этого - научиться самоуважению и давать отпор.

О деньгах, страхах и мотивации

Трачу деньги на книги, приобретение новых знаний, создаю среду для гармоничного развития своих детей. Не покупаю «трендовых» вещей, не коплю на старость.

Мой самый большой страх - потеря своей реальности. А страх поменьше - публичные выступления.

Заряжаюсь тем, что окружаю себя добром. Смотрю, читаю, изучаю и каждый день задаю себе вопросы. Например, мой сын, которому 4 года, спросил меня как-то: «Как рыбы пьют воду?». Это просто взрывной вопрос для моего мозга, потому что я никогда об этом не задумывалась.

Кстати, умение благодарить очень помогает в личностном росте. Скажи «спасибо» всем тем, кто сделал что-то хорошее или плохое тебе. Все эти люди и события делают тебя незаурядной личностью. Так что - спасибо.

О гардеробе и макияже

Люблю легкую и удобную одежду. Мешаю стили, придумываю свой. В разные периоды жизни вкусы менялись, но простота и удобство - никогда. Со школы сама покупала себе вещи, с подругой скупали невероятное количество джинсов самых разных фасонов и цветов. Помню, как мы сшили сумку размером с небольшой чемодан. Это было дико круто.

Я обожаю одежду оверсайз. Когда-то я даже носила мужские джинсы больших размеров, подпоясанные ремнем под огромными свитерами в крупную вязку с ботинками Grinders и с макияжем а-ля Мэрилин Мэнсон. Еще носила платья в пол, а на руках - длинные вязаные гольфы, и весь мой образ дополняла сумка-чемодан на толстенных шлейках. А вы как думали!

Краситься начала еще в школе, в последних классах. Это был «смоки айс», когда черным карандашом наводишь угрозу и брутальность своей подростковой уязвимости. Между мной той со «смоки айс» и теперешней - непреодолимое расстояние. Сейчас я крашусь с целью скрыть следы недосыпа.

Будучи подростком, я ненавидела свое тело. Это непринятие порождало кучу комплексов. Когда смотрю свои фотографии тех времен, удивляюсь, как можно было так издеваться над собой, изнуряя диетами и фармацевтическими средствами для похудения. А ведь я могла отбросить копытца, так и не узнав, что была дурой. Сейчас нравлюсь себе даже с лишним весом. В этом есть своя прелесть. Можно иногда наслаждаться чипсами с нутеллой, приговаривая «это мне не в целлюлит, а в обаяние».

В 20 лет тридцатилетние кажутся глубокими стариками. С появлением первых прыщей ожидаешь нашествия морщин, усиленно обмазываешься мамиными кремами. На самом деле это большая трагедия - не уметь кайфовать от процесса взросления. Стареющие куклы барби - одно из самых печальных зрелищ. Эти женщины и мужчины потеряли чувство реальности. Отношение к внешности и красоте настолько искажено, что даже жутко. Я знаю красивейших женщин возраста 50+, и это счастье выглядеть привлекательно и гармонично своему возрасту.

О мечте, убеждениях и влиятельных людях

Тенденции меняются со скоростью развития интернет сообщества. Сегодня чуть ли не каждый, кто «раскусит» потребности большинства, сможет через интернет «управлять погодой». Этот процесс похож на процесс создания жвачки - нечто, что состоит из несъедобной массы с различными вкусовыми добавками. Поэтому важно приучать себя мыслить критически, это очень важная составляющая образования в целом.

Я мечтаю о мире, обществе, среде, где вещи будут служить людям, а не наоборот. Где люди смогут жить и свободно путешествовать без границ и пограничных линий. Мечтаю, чтобы казино, компьютерные игры, соцсети потеряли свою значимость; раса, религия, цвет кожи и прочие разделяющие признаки исчезли. Хочется, чтобы реальная жизнь была интересней и насыщенней, и тогда сбегать от нее не придется.

Верю в силу мысли.

Фотографии Арсена Саркисяна/NEWS.am

Интервью с другими участниками проекта:

1. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Ани Мовсисян)

2. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Джемма Паноян)

3. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Наталья Залибекян)

4. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Инесса Мкртчян)

5. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Елена Геворкова)

6. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Анаит Тадевосян)

7. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Сона Азарян) 

8. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Лилит Мовсисян)

 

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать