News
Лента
News
Суббота
Декабрь 05
USD
511.25
EUR
622.14
RUB
6.88
ME-USD
0.01
Вся лента

Новости Армении - NEWS.am продолжает проект «Перемены, гендер и мода: женский взгляд». Автор идеи Ани Афян поговорила с молодыми женщинами, живущими в Армении, и спросила их о Бархатной революции и домашнем насилии, о массовых тревогах и личных страхах, о стиле и лишнем весе - одним словом, обо всем и о своем. Здесь и сейчас. Откровенно. Лицом к лицу.

Наталья Залибекян – мама четверых детей. Культурно отдыхает в декрете. Верит, что солнце завтра опять взойдет на востоке.

О профессии и о себе

Спасая огрызок территории собственных интересов и навыков, редактирую всякое прекрасное из слов и запятых – удивительное занятие. Каждый новый текст как приглашение в другой мир, где до тебя почти никто не оставил следов.

Главная проблема декретного отпуска одна на весь мир: смешное пособие плюс невозможность удаленной основной работы. Ежедневную суету тоже никто не отменял. Зато теперь могу сравнить быт мамы маленького ребенка в Ереване и Москве. В первом мне нравится больше: доступность врачей, будете смеяться, но качество бесплатных прививок, отзывчивость прохожих перед лестницами и в очередях, терпимость других посетителей в общественных местах.

Возраст – движение, движение – чудо. В 20 лет неминуемая старость пугала меня куда больше, чем сейчас. Но там и цели были грандиознее, и желания сокрушительнее, обидно было не дожить. Сейчас мне сорок, я чувствую себя на сорок, выгляжу, наверное, тоже на сорок – бриллиант, а не гармония. Мир теперь состоит из простых вещей, и сложные вещи тоже теперь состоят из простых вещей, и даже сокрушительные желания прогнулись и построились в простые такие вещи в хронологическом порядке и высовываются строго по очереди.

Критика по делу, к месту или в ответ на запрос – прекрасна. Но такую еще искать замучаешься. Обычно не успеешь квакнуть, а уже вытираешься: надо не квакать, а крякать, реверанс не с той ноги, в понедельник у логопеда выходной. Чаще это смешит, но иногда расстраивает: «я же девочка», у меня настроение.

У меня был юношеский разряд в дисциплине «самокопание». Я процеживала по минутам весь прожитый день: что сказала, как прошла, не задела ли чутких струн мирозданья. И, видимо, попутно доставала этим близких. Но появился человек, который просто выкинул все мои медальки. В очередной раз страдая от возможной неправоты, я спросила его мнение. А он сказал, что ему все равно – права я была или нет, ведь это же Я так поступила. Пришлось выйти за него замуж.

Я оптимист. Моя любимая учительница, мама пятерых детей, однажды сказала странную тогда для меня фразу: «Мать не имеет права на пессимизм». Только сейчас я начинаю ее понимать в полной мере. У нас нет иного выхода: мы просто обязаны видеть хорошее, верить в лучшее, цепляться за любой шанс. Живя несколько лет с таким плакатом в зубах, вдруг обнаруживаешь, что истово в него веришь.

Окружающие часто ошибочно подозревают во мне героя. «Ого, это все ваши? Героиня!» Брееед. Героизм в поступках, а не в образе жизни. Вообще как-то перекошено сейчас восприятие героизма. Есть замечательная книга Джеймса Крюса «Мой прадедушка, герои и я», ее нужно вручать на выходе из роддома…детям. Как прививку от стереотипов.

О политике, переменах и патриотизме

Быть на сто процентов вне политики в Армении – утопия. Если только поселиться в холодильнике, хотя и там обязательно уже живет кто-нибудь просроченный, жаждущий собеседника. А я в политике совершенно ничего не понимаю. Не понимаю – и молчу.

Несколько раз в прошлом участвовала в небольших акциях. Не всегда комфортных по содержанию, но уютных по масштабу. А чтобы митинг-митинг – нет. Меня пугают непредсказуемость толпы и массовые эмоции, эти вот одни мурашки на весь стадион.

Что не понравилось из околореволюционных событий? Пыль отношений. Та легкость, та скорость, с которыми люди выбрасывают из своего круга несогласных с ними. От этого даже у первой эйфории был привкус тоски, разочарования. Она прошла, а пыль осталась. Но проблема в том, что не революция стала причиной этой истории. Готовность к травле, неспособность разговаривать, отрицательный баланс уважения к окружающим, выданное самим себе право на оскорбление и унижение (порой от имени всего народа), обезличенная ненависть – это не рождается, а оголяется первой же неленивой волной. Мне трудно оценить причины, но они, конечно, закопаны не в апреле-мае этого года.

Есть и хорошие новости. Армяне теперь не только «первые христиане», но и «первые мирные революционеры». Шутка.

Из близких к телу перемен – больше знакомых имен на билетах в одну сторону. Сюда. Новый состав в сборной градоначальника Еревана: у города появился шанс не скончаться в муках. Маленький шанс лучше обреченности, мне кажется.

Передвигаюсь по Еревану пешком. Список моих замечаний к городу когда-нибудь издадут трехтомником. Хотя в целом такой способ мне нравится. Особенно если убрать тех, кто перегораживает переходы или газует перед ними. А еще сделать нормальные тротуары и пандусы, сковырнуть лестницы и огородить провалы-входы в подвальные магазины.

Я бы не отказалась от удобных троллейбусов, и чтобы маршруты большими кругами по городу. Еще обожаю трамваи! Хочу трамвай из Абовяна в Эчмиадзин зигзагами.

Патриотизм – форма привязанности. В здоровых, безопасных отношениях, которые не требуют жертв и подвигов, патриотом быть легко и не романтично: живи, трудись, выполняй налоговый и супружеский долг, не писай в лифте, крути толму, гордись дудуком. Но у нас таких отношений, извините, нет, у нас сплошной надрыв, и фейсбук как летописец измерений его длины.

Вообще патриотизм гражданский, не квасной – потрясающий ресурс. И если составляющую его ответственность за страну-город-улицу-семью поставить во главу угла, можно воспитать удивительное поколение. Признаться, мое место в этой пирамиде – семья. Хотя в лифте тоже сдерживаюсь.

О секс-меньшинствах и домашнем насилии

Особенного отношения к секс-меньшинствам нет. Люди и люди. Мне важно, порядочный человек или нет, хороший друг или нет, заботится о родных или нет. Еще важно, что движение за их права – оно совсем не про секс, а про те возможности, которые закон дает родственникам in-law, про счастье не скрывать близкого человека, про миллион мелочей, ценность которых не всегда осознается из-за их доступности. Про все то, из чего состоит и жизнь любой традиционной семьи, которой куда больше угрожает гомофобская риторика – именно потому, что неоправданно выпячивает значение постели.

Оценить реальные масштабы домашнего насилия в Армении мне трудно. Но оно, конечно, есть. И речь не только о физическом насилии. Это в целом история про положение женщины в семье, в социальной иерархии, про ее запутанную роль на стыке традиционного уклада и законов нового времени. Это и про детей – обожаемых в Армении детей, которые тем не менее подвергаются насилию, в том числе психологическому. Например, из-за неформальности, неприемлемого для традиционалистского общества поведения. Решение – в информированности. Помимо очевидно необходимых институтов защиты и помощи состоявшимся жертвам должны быть образовательные кейсы о правах, здоровье, контрацепции, о возможностях и разнообразии мира, в конце концов.

О деньгах, страхах и мотивации

Финансист из меня так себе. Личный потолок отношений с деньгами – не спустить их со свистом и придерживаться списка в магазине. Но потом мы добираемся до холодильника с мороженым и…это самая страшная дыра в нашем бюджете. Сейчас хоть уличные киоски закрылись – не сезон, – есть шанс не обанкротиться до мая.

Сама себя никак не мотивирую. Для этого есть друзья! Зачем-то же бог создал друзей, верно?

Мой самый большой страх – стать обузой.

О гардеробе, макияже и лишнем весе

Предпочитаю носить джинсы и платья в пол. Потому что удобно, очень удобно и невероятно удобно.

По поводу макияжа...у меня есть косметичка! Где-то.

Есть вещи, которые стоят лишних килограммов. В первую беременность я набрала их 25. Было тепло. Правда, непросто бегать с коляской и еще сложнее потом – за ребенком. Пока во мне боролись теплолюбивость и одышка, оно как-то само собой рассосалось. Однако я понимаю и тех, кто воспитывает свое тело, и тех, кто с ним просто дружит при любом раскладе. Но совершенно не понимаю тех, кого заботит чужой вес.

О мечте и убеждениях

Хочу, чтобы главной идеей стало просвещение. Во всем, на всех уровнях. Просвещение и профессионализм. Армения – распахнутая страна, охотно принимающая и легко отдающая. И страшно хочется, чтобы общий уровень образованности, культуры позволял фильтровать принимаемое и отдаваемое.

Верю, что солнце завтра опять взойдет на востоке.

Фотографии Арсена Саркисяна/NEWS.am

Интервью с другими участниками проекта:

1. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Ани Мовсисян)

2. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Джемма Паноян)

3. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Анна Аревшатян)

4. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Инесса Мкртчян)

5. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Елена Геворкова)

6. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Анаит Тадевосян)

7. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Сона Азарян) 

8. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Лилит Мовсисян)

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать