News
Лента
News
Суббота
Декабрь 05
USD
511.25
EUR
622.14
RUB
6.88
ME-USD
0.01
Вся лента

Новости Армении - NEWS.am продолжает проект «Перемены, гендер и мода: женский взгляд». Автор идеи Ани Афян поговорила с молодыми женщинами, живущими в Армении, и спросила их о Бархатной революции и домашнем насилии, о массовых тревогах и личных страхах, о стиле и лишнем весе - одним словом, обо всем и о своем. Здесь и сейчас. Откровенно. Лицом к лицу.

Анаит Тадевосян – поэт, переводчик. Верит в чудеса и ходит на оппозиционные митинги, считая это своим долгом - профессиональным и человеческим.

О профессии и о себе

Я получала журналистскую часть своего образования в общей сложности 6 лет в двух университетах и по окончании ни дня не работала в журналистике: если до получения диплома я успела написать немало статей, то после работала только редактором, да кое-что из журналистских дисциплин недолгое время преподавала. Активные политические процессы в стране – время, когда я вспоминаю о своем, все еще не закрытом долге перед этой профессией. Раньше выкладывала в соцсетях что-то вроде репортажей с места событий. Сейчас хватает профессионалов, освещающих события в режиме онлайн, так что я ограничиваюсь выбором материалов в ленту. Читатели моей ленты русскоязычны и, по большей части, находятся за пределами Армении, мне важно обеспечить их объективной информацией.

Я всегда занималась исключительно тем, что доставляло мне удовольствие. Жизнь так удачно сложилась, или я так эффективно избавлялась от всего, что меня не радовало. Неважно, преподаю я, перевожу, редактирую, пишу стихи и прозу, рассказываю сказки, занимаюсь всяким рукоделием, – я радуюсь каждому маленькому успеху по пути – красивой идее, удачному сравнению, подобранному обороту, ровному узору – и удавшейся в целом работе по итогам. Поэтому я очень счастливый человек, жизнь радует меня в режиме нон-стоп.

Погоду я предпочитаю менять себе самостоятельно. Вообще не люблю следить за тенденциями в любой сфере. В литературе делаю это по необходимости, в том числе читаю литературных критиков, обзоры, но в итоге моя собственная оценка все равно не совпадает ни с одной из рецензий. А если говорить о влиянии на литературу, то судить о нем в полной мере можно будет лет через пятьдесят.

Я совсем не чувствую своего возраста. Может быть потому, что я на него и не выгляжу, и, пока я не представлюсь, меня до сих пор воспринимают как студентку, а не как преподавателя. Единственное, в чем ощущается разница, – тексты: «Это слишком самонадеянно, и так бы я сейчас не написала». Так что академическая, научная добросовестность – то единственное, по чему можно сделать вывод, что я хоть немного повзрослела.

Лет до 18 я постоянно занималась самокопанием. У меня был даже список вещей, которые я никогда себе не прощу. Однажды я решила, что с меня хватит, простила себя за все и уже через год не смогла вспомнить, что в этот список входило. С тех пор я к себе исключительно снисходительна. Нет никакого смысла оглядываться назад и думать, что ты в прошлом сделал не так, пока у тебя есть будущее и возможность поступить как угодно иначе, если прежний результат тебя не устраивает.

Я фаталист, потому что ход моей жизни неизменно подводил меня к мысли, что ни одно событие в ней не было случайным. Кроме того, это крайне жизнеутверждающая жизненная позиция, потому что в тот момент, когда случаются неприятности, ты сразу думаешь о том, что рано или поздно поймешь, зачем они были нужны.

Самое большое заблуждение окружающих на мой счет заключается в том, что они ожидают, что в жизненных вопросах я разбираюсь так же уверенно, как в научных. В действительности рассудок со здравым смыслом не имеет ничего общего, и в бытовых ситуациях я оказываюсь довольно-таки беспомощной.

О политике, переменах и патриотизме

Хожу на все оппозиционные митинги начиная с 1989-ого года, считаю это своим долгом – и профессиональным, и человеческим. Не могу сказать, что присутствие помогает сориентироваться в ситуации: уже начиная с движения «Электрик Ереван», посреди митингов и шествий, люди в толпе разбирались с тем, что в этот момент происходит, по мобильному. Но само присутствие в этих случаях - твой голос против каких-то явлений.

Меня больше всего, еще в процессе Бархатной Революции, раздражали люди, вовремя почуявшие, куда ветер дует, и потянувшиеся выражать верноподданнические чувства по новому адресу. Ничто так не портит любую власть, как льстецы.

Главная позитивная перемена – эта вера людей в то, что политические процессы зависят от них, что эту власть, если она не оправдает их ожидания, можно сменить. Я помню, в какую глухую депрессию на годы погружались все активные участники каждого нового движения после его провала, и очень рада, что молодые люди, участвовавшие в этом, вышли из него с жизнеутверждающим ощущением, что все в их руках.

Хотела бы комплекса мероприятий по предоставлению представителям диаспоры возможностей комфортного возвращения. Рабочих мест, на которые приглашали бы состоявшихся в соответствующей области армян из-за рубежа, решения жилищных и иных вопросов. Я понимаю, что все эти вопросы пока не решаются и для живущих внутри страны, но это задача, которую, как мне кажется, нужно хотя бы поставить и сделать хоть какие-то шаги в этом направлении.

Передвигаюсь обычно пешком, если у меня есть время, и на такси, если его нет. Такси работают прекрасно, ловятся в любом месте и меня во всех отношениях устраивают.

Патриот – это человек, для которого интересы его родины выше личных интересов. Другое дело, что в эпоху глобализации человек вполне может ощущать себя космополитом или объективно иметь больше одного места, воспринимаемого как родина. Для маленького народа, такого как наш, патриотизм – это условие выживания. По своему характеру и кругу интересов я, думаю, не была бы патриотом, если бы родилась в большой стране, а так я это качество в себе осознанно культивирую, как ответственность, которую нельзя переложить на чужие плечи – просто не на кого.

О секс-меньшинствах и домашнем насилии

Я думаю, что интимная жизнь человека вообще никого не касается. Есть глубоко симпатичные мне люди, которые свою ориентацию не афишируют, но я о ней знаю, и это никак не влияет на мое к ним отношение. Другое дело, когда нетрадиционная ориентация становится модной, насаждается и пропагандируется, особенно среди детей. Тогда соответствующие склонности начинают у себя обнаруживать люди, которые в иных условиях были бы в своих предпочтениях вполне традиционны – и в целом более счастливы.

Наверное, видение этой проблемы, речь о домашнем насилии, очень сильно детерминировано непосредственным окружением. В моем окружении домашнего насилия нет, оно мне изредка встречается в новостях. И я, в принципе, знаю, как с ним бороться, но это знание из тех же новостей, с личным восприятием ничего общего не имеющее.

О деньгах, страхах и мотивации

Умею укладываться в заранее предусмотренный бюджет – независимо от того, насколько мала сумма и насколько велик период, на который она рассчитана. Совсем не умею приумножать, с большим трудом договариваюсь об оплате своей работы и с еще большим ее потом получаю. А трачу, в первую очередь, на чтение. В широком смысле: от электронных книг до любых средств доступа к ним.

Наверное, у меня нет больших страхов. Есть маленькие – огорчить собеседника, быть с человеком жестче, чем он заслуживает, поставить в неловкую ситуацию. Поэтому я довольно снисходительна к другим людям (а не только к себе), включая ситуации, когда, по общему мнению, следовало бы быть жестче.

Я никогда не мотивирую себя специально. Просто каждая новая задача требует новых знаний, навыков и усилий, а без новых задач жить скучно, так что я их постоянно себе подкидываю.

О гардеробе, макияже и лишнем весе

Выбираю обычно вещи в классическом стиле. С большим удовольствием носила бы наряды прошедших эпох. Люблю одежду, связанную с какими-то книгами или персонажами, но, к сожалению, большая часть моих предпочтений годится разве что для маскарада, и я обычно пользуюсь мероприятиями с переодеванием, чтобы реализовать хоть какие-то из своих фантазий. Так или иначе, для того, чтобы я комфортно себя чувствовала, у меня с тем, во что я одета, должны быть какие-то литературные ассоциации.

У меня есть мантия, которую я надевала всего раз в жизни, на ролевую игру по Гарри Поттеру 14 лет назад, но храню до сих пор. Игра была в мае под Питером, училась я тогда в Москве, а собирала экипировку для ролевки на зимних каникулах в Ереване. Мантию мне за день до отъезда закончила шить сестра по выкройке из сети, бабушка в самом процессе шитья участия не принимала, но давала советы, а мама сосредоточенно проверяла наполовину собранный чемодан: «Так, мантию положили, волшебную палочку положили…». У меня было полное ощущение, что меня всей семьей собирают в Хогвартс, и эта мантия – не просто память о той ролевке, но зримое выражение абсолютной поддержки моей семьи.

Примерно раз в год натыкаюсь на какую-нибудь инструкцию по нанесению макияжа в сети и проверяю на себе. Удостоверяюсь, что без макияжа выгляжу лучше, и забываю о нем еще на год. А вот волосы я очень хотела ненадолго перекрасить из черного в темно-синий, но начала преподавать и теперь уже, видимо, придется ждать до пенсии.

На лишний вес очень удобно ссылаться, когда не хочешь ни есть, ни обижать тех, кто пытается тебя накормить. Так что маленький избыток даже полезен. Когда он у меня достигает пяти килограммов, я начинаю с ним ненавязчиво бороться, но обычно он исчезает сам, не от диет, а от того, что я чем-нибудь увлекаюсь до полного погружения. А в окружающих мне лишний вес не мешает. Главное, чтобы им не мешал.

О критике и убеждениях

К критике спокойно отношусь. Если она забавная по форме – смеюсь первая. Конечно, речь идет об аргументированной критике, но не по делу меня и не критикуют обычно.

Я верю в чудеса. И в моей жизни они действительно постоянно происходят. Вообще в жизни каждого человека происходит именно то, во что он верит, поэтому верить всегда лучше во что-нибудь хорошее.

Фотографии Арсена Саркисяна/NEWS.am

Интервью с другими участниками проекта:

1. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Ани Мовсисян)

2. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Джемма Паноян)

3. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Наталья Залибекян)

4. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Анна Аревшатян)

5. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Инесса Мкртчян)

6. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Елена Геворкова)

7. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Сона Азарян) 

8. Перемены, гендер и мода: женский взгляд (Лилит Мовсисян)

 

 

 

!
Этот текст доступен на   Հայերեն
Распечатать